Поиск

Рождественская, Кожевенная

Пост обновлен 22 окт. 2020 г.



Красные казармы (Нижневолжская наб., 1а, 1б)


До конца XVII в. стрельцы нижегородского гарнизона жили в городе собственными дворами в особых стрелецких слободах, с петровских времен - определялись на постой к посадским, из-за чего возникало множество конфликтов. Также по домам обывателей распределяли и рекрутов (призывников).


На рубеже XVIII-XIX вв. местные дворяне на собственные деньги на территории Нижегородского кремля выстроили для гарнизона два каменных корпуса казарм, но большая часть офицеров и солдат оставалась жить на постое.


При разработке в 1834 г. проектов коренного градостроительного переустройства Нижнего Новгорода городское общество обратилось в Министерство внутренних дел с просьбой о возведении за свой счет каменных военных казарм. Получив разрешение, архитектор И. Е. Ефимов в 1835 г. спроектировал под кремлем комплекс из четырех зданий: два жилых 3-х этажных на подвалах для 2600 человек и соответствующие дворовые службы (конюшни, кухни, кладовые). Смету разработал архитектор П.Д. Готман.

Ефимов и Готман приняли на себя общий контроль за строительством. Проект казарм был утвержден в 1837 году, фундаменты заложены в 1838 году, в 1844 году вчерне были выложены многие стены корпусов. Красные казармы были построены по обеим сторонам Живоносовской церкви, стоявшей у Зачатьевской башни Кремля. Это строительство оказалось весьма долгим. Отделка казарм продолжалась до 1853 года, когда в корпусах разместились солдаты гарнизона и жандармские роты, а горожане навсегда избавились от квартирной повинности.


С 1910 по 1914 г. здесь был расквартирован Екатеринбургский мушкетерский полк. В составе 10-ой пехотной дивизии его личный состав героически проявил себя на фронтах Первой мировой войны. В советское время здесь размещалась воинская часть по сопровождению военных грузов, санитарно-эпидемиологический отряд воинской части 52257, затем Военторг.


В 1998 году воинская часть прекратила своё существование. В 2012 г. объект был передан городу. Здесь планировалась гостиница к Чемпионату мира-2018, однако к оборудованию гостиницы так и не приступили.



Памятник Петру I


Перед Зачатьевской башней - памятник Императору Всероссийскому Петру I. Пётр стоит, выставив вперёд правую ногу, в правой руке он держит свиток, на поясе шпага. Волжский ветер раздувает полы его кафтана, и создаётся впечатление, что он шагает вперёд.


Взгляд его устремлен на речные просторы. Работа выполнена известным нижегородским скульптором Алексеем Щитовым и архитектором Сергеем Шороховым. Высота бронзовой статуи составляет 3,7 метра, 3-х метровый постамент выполнен из гранита и бетона. Вес памятника порядка 3-х тонн и был он установлен здесь в 24 сентября 2014 года в день 300-летия образования Нижегородской губернии.


Памятник царю – реформатору появился в Нижнем Новгороде не случайно. История города тесно связана с историей петровских военных походов. Здесь, на нижегородской земле начинается история военного флота России.


Для справки


Пётр I в Нижнем Новгороде


Впервые Пётр I посещает Нижний Новгород в мае 1695 года. 23-летний государь лично возглавляет поход на Азов. Крымское ханство при поддержке Турции представляло тогда прямую угрозу Российскому государству. Постоянные набеги разоряли южные границы России. Турция отказала русским купцам в праве на свободное плавание по Азовскому и Черному морям. Предыдущие походы русских армий на Крым оказались неудачными, и Петр I принимает решение идти на Азов. Ведь крепость Азов в устье Дона – это ключ к Азовскому и Чёрному морям. Её захват позволил бы России закрепиться на побережье Азовского и обеспечить выход в Чёрное море.


Для успешного ведения военных действий требовался флот, способный быстро маневрировать и воевать в морских условиях. Нижний Новгород как нельзя лучше подходит для строительства военной флотилии. Сюда из Москвы были присланы специально обученные корабельные мастера. Указным порядком вводились новые конструкции кораблей и новые строительные технологии. Например, чтобы сделать суда легче и устойчивее на волне, их борта перестали рубить из цельного дерева, а лишь обшивали шпангоуты толстым дубовым тесом. Поэтому объявлялись заповедными все нижегородские дубравы. Отныне вековые дубы разрешалось рубить только по специальному разрешению царских воевод, а позднее – Адмиралтейства.


Большая часть войска, в 120 тысяч человек, состоявшая из дворянской конницы и казаков, под командованием воеводы Бориса Петровича Шереметева направилась к Азову сухим путем. А небольшая часть армии, 31 тысяча штыков и осадная артиллерия во главе с царем на 190 боевых стругах плывут по Москве – реке, и далее по Оке и Волге.


В Нижний Новгород Пётр I прибывает 16 мая 1695 г. и проводит здесь целую неделю. Он даёт своему войску отдохнуть, пополнить запасы провизии и пересесть с мелких речных судов на более крупные. А готовились к походу основательно! По царскому указу крестьянам и посадским людям велено было приготовить для похода мед, пиво и квас. Требовалось закупить белуг, осетров, стерлядей, щук, судаков, лещей. Заготовить мясо быков, баранов, гусей, кур, ветчину, масло, сметану и творог. По преданию, царя разместили в доме купца Ефима Чатыгина (документальных свидетельств не имеется). Дом сохранился до наших дней. Он находится на улице Почаинской, 27, и до сих пор в народе его называют «Домиком Петра».


После Азовских походов Петр I начинает рассматривать Нижний Новгород как важный внутренний порт России. Своим указом от 26 января 1714 г. Государь выводит Нижегородскую провинцию из состава Казанской губернии. В грамоте, которую держит в руках бронзовый самодержец написано: «Нижегородской губернии быть особо….!». Первым нижегородским губернатором становится бывший дипломат Андрей Петрович Измайлов.


Во второй раз Пётр I посещает Нижний Новгород в 1722 г. в рамках подготовки к Персидскому походу и проводит здесь 4 дня. Перед этим, осенью 1721 года генерал-майор Юсупов получает от царя приказ: «Ехать в Нижний и…, приехав, обыскать там из новоманирных судов, кои лучше, и сделать из них наскоро 20 судов на морскую маниру». 26 мая 1722 г. Петр прибывает в Нижний Новгород. Здесь его уже ждут подготовленные суда. Но государь находит эти корабли мало пригодными для морского плавания. Он приказывает делать новые, более прочные суда и для этой цели распоряжается построить в Нижнем Новгороде судостроительную верфь. 30 мая 1722 года государь торжественно празднует в Нижнем Новгороде свое 50-летие. Он посещает гробницу Козьмы Минина в Спасо-Преображенском соборе в Кремле и, низко склонив голову, произносит: «На сем же месте погребён освободитель и избавитель России!...».


Рубеж XVII и XVIII столетий стал для России временем серьезных преобразований Петра Великого. Нижегородцы пережили все тяготы бурной Петровской эпохи с ее реформами, длительной Северной войной, рекрутскими наборами, массовыми мобилизациями на строительство Петербурга и российского военного флота. Но история Нижнего Новгорода осталась неразрывно связанной с именем царя - реформатора.



Зачатьевская (Зачатская) башня (Кремль, 2г)


С начала XVI века Нижний Новгород становится главным форпостом русского государства в борьбе против Казанского ханства и базой для освоения земель вниз по Волге. Деревянные крепостные укрепления перестают соответствовать новым стратегическим задачам.


Первоначально планировалось построить каменную крепость в границах уже существующих древоземляных укреплений. Они располагались по вершинам Дятловых гор. В 1509 г. Василий III приезжает в Нижний Новгород и, осмотрев местность, приказывает «стены гратцкие вниз прибавить». Смысл царского решения – защитить каменной стеной прибрежную часть города. Строители подводят кольцо стен к самому берегу Волги и возводят 4 «нижние» башни: круглые Борисоглебскую и Белую, и проездные Ивановскую и Зачатскую.


Своё название Зачатская башня получила в честь стоявшего тогда рядом с ней, но за стенами Кремля Зачатского (Зачатьевского) женского монастыря. Самое раннее дошедшее до нас описание башни относится к 1621 – 1622 гг.


К сожалению, подлинное сооружение до наших дней не сохранилось. Искусство древних строителей оказалось бессильно против воды. Грунтовые воды подмыли фундамент и под собственным многотонным весом башня и прилегающие к ней стены начали проседать вниз. Попытки спасти постройки не дали результатов. В 1785 г. северная часть стены с Зачатской и Борисоглебской башнями была разобрана. То что мы видим перед собой сейчас – это реконструкция 2012 г. Она была сделана на основании археологических раскопок и исторических документов, поэтому только повторяет оригинальное сооружение. А теперь несколько слов о внутреннем устройстве башни.


В первом ярусе башни для проезда внутрь крепости мы видим арочные проёмы высотой примерно 3,5м. Они закрывались обитыми железом створными воротами. В случае опасности, ворота дополнительно закрывались снаружи бревенчатым подъемным мостом. Внутри 1 этажа башни по одной оси располагались 3 помещения (камеры). Два небольших, куда убирались створки ворот, и одно большое - основное. В маленьких камерах в стенах были устроены специальные пазы. По ним сверху опускались защитные решётки – герсы.

Герсы отрезали проникшего внутрь противника от основных сил.


Внутри башни по вертикали имелись 3 этажа - яруса. Они назывались «боями». «Верхний бой» - это самая верхняя площадка под крышей. От попадания вражеских стрел и пуль защитников крепости предохранял парапет толщиной в 2 кирпича и высотой 90см. На парапете возвышались зубцы, за которыми можно было спрятаться в полный рост. Для ведения огня по противнику между зубцами имелись большие окна, а в зубцах бойницы. Ниже располагался ярус «среднего боя». И третий, самый близкий к земле этаж назывался «подошвенным боем». Это «бой» позволял защищать башню с флангов и простреливать нижнюю часть стен.


Бойницы «среднего» и «подошвенного боя» облицованы белым камнем. Камни были особым образом сточены, чтобы обеспечить защитникам максимальный угол поражения при стрельбе и наибольшую защиту от вражеского огня. К каждой бойнице примыкало помещение для стрелка – «печура». В печурах была установлена лёгкая артиллерия – пищали. Пороховые газы отводились из «печур» по специальным каналам.


Еще одной отличительной особенностью Зачатской башни было наличие рядом с ней родника. Во время осады ключ с чистой водой был воистину «живоносным» для защитников крепости! Поэтому позднее, в 1702 г. на этом месте был основан одноименный монастырь с храмом в честь иконы Божией Матери Живоносного источника. А ещё позднее проездные ворота, сооружённые в XIXв. на месте разобранной башни, в память об этом именовались, как «сход к Живоносному источнику».


Зачатская башня была реконструирована и торжественно открыта в День народного единства 4 ноября 2012 г. Это был год 400-летнего юбилея победы нижегородского народного ополчения под руководством Минина и Пожарского. Именно в этот день Нижегородский Кремль предстал в том виде, каким его создали древние зодчие.


Сейчас в помещении Зачатской башни располагается музейная экспозиция. В ней рассказывается об истории реконструкции башни и археологических раскопках на территории Нижегородского кремля. А в стеклянном пристрое можно увидеть подлинные фрагменты древних стен и фундаментов башни.



«Полицмейстерские нумера» (Кожевенная, 16)


Доходный дом полицмейстера Махотина - объект культурного наследия регионального значения, был построен в 1820-х годах. Автором проекта здания является губернский архитектор Иван Ефимович Ефимов.


Владелец доходного дома Антон Ефимович Махотин был довольно колоритной фигурой среди нижегородских полицмейстеров. Ветеран войны с Наполеоном, в Бородинском сражении он потерял правую руку, вместо которой потом пользовался железным крюком, привязанным ремнями к плечу. Своей искусственной рукой Махотин владел мастерски - мог и нерадивого подчиненного побить, и колоду стасовать за карточным столом, и мзду принять от просителя. Впрочем, взяточником Махотин сделался не сразу.


На первых порах своей полицейской службы вояка «брать» церемонился, всегда говорил, когда ему подносили: «Ну, это кажется, много!» Но позже вошел во вкус и каждому, кто приносил ему взятку, ласково, но настойчиво выговаривал: «Что-то ты скупиться стал, маловато даешь».


С течением времени Махотин разбогател. Через пять лет службы он купил хутор возле Марьиной рощи и два дома в Нижнем Новгороде. Взятки оказались не единственным способом полицмейстерского обогащения. Махотин стал также известен, как «фабрикант-предприниматель». На Нижегородской ярмарке он скупал по дешевке чихирь у кавказцев, «фабриковал» из него шампанское и заставлял готовый продукт продавать содержательниц ярмарочных «веселых домов».


Особенно отличился Махотин по делу розыска потомков Кузьмы Минина. Николай I во время пребывания в Нижнем справился у губернатора, существуют ли потомки Кузьмы Минина, и, услышав, в ответ одно заикание, распорядился: «Отыскать таковых! Если остались, я награжу их за службу предка».


Розыск неизвестных и беглых лиц являлся обязанностью полиции. По этой причине поиски потомков знаменитого нижегородца поручили Махотину. Тот взялся ревностно за дело, но малограмотному вояке оказались не по плечу архивные изыскания. Желая как-то выслужиться, он пошел на подлоги объявил своеобразный аукцион. Причислить себя к потомкам знаменитого нижегородца мог любой желающий и хорошо заплативший полицмейстеру.


Набрав уйму «претендентов», Махотин отправил нарисованное им на громадном листе бумаги «родословное древо» царю, в надежде на великие блага и богатые милости. Действительность ожиданий не оправдала. «Древо» было возвращено в Нижний с высочайшей пометкой по адресу полицмейстера: «Дурак!»


Впрочем, нижегородская история сохранила память и о проявленной им своеобразной смекалке. В сороковых годах принудительно вводились по всей северо-восточной России посевы картофеля. В Нижегородской губернии под картошку было отведено земельное пространство между Нижним и Кстовом. Начальство силой заставило рассадить картофель, но население противилось. Староверы называли картофель "семенем диавола" и не желали видеть его в своем обиходе.


И тогда Махотин предложил поставить караул у картофельных полей! Расчет оказался верным: запретный плод сладок – деревенские мальчишки принялись воровать клубни, пекли их в золе, и постепенно картошку полюбили и взрослые. Закончил жизнь Махотин в чине генерала, крупным нижегородским помещиком.


В 1839 г. в нумерах Махотина останавливался французский писатель Маркиз де Кюстин. Его принимал губернатор Бутурлин. Француз снял здесь помещение для проживания по цене дорогого отеля в Париже. Его поразило обилие тараканов. Но пришлось мириться с неудобствами за неимением лучшего. На Ярмарку тогда приехало около 200 000 человек, а местное население составляло всего 20 000 жителей.


Дом к середине XIX века был продан и стал доходным домом купцов Фроловых.


Чайная «Столбы» (Кожевенная, 11)


На проекте этого дома император Николай I в свое время написал: «Кизеветтеру объявить монаршее удовольствие за красоту сего фасада».


Г.И. Кизиветтер был архитектором здания, а заказчиком и владельцем- купец 1-й гильдии Федор Петрович Переплетчиков. Этот человек пользовался большим уважением у горожан, был избран гласным Нижегородской думы. Когда во время Отечественной войны 1812 года Нижний Новгород принимал беженцев из Москвы, Переплетчиков помогал им материально. А в 1816 году, когда Макарьевская ярмарка погорела дотла, именно Федор Переплетчиков сумел найти веские аргументы, что только Нижний Новгород должен стать новым местом проведения крупнейшей ежегодной ярмарки.


Главная архитектурная особенность этого дома – шесть больших колонн, расположенных на выступающей части фасада и объединяющих второй и третий этажи. По этой причине в народе дом получил название «Столбы». Эта особенность действительно привлекает к себе внимание прохожих, здание смотрится как миниатюрный дворец.


В этом доме Переплётчиков открыл постоялый двор. В 1844 году произошёл сильный пожар, из-за чего треснули межэтажные балки. Руководить ремонтом снова взялся архитектор Георг Кизеветтер, и фасад здания был восстановлен в прежнем виде.


В 1845 году Федор Петрович Переплетчиков завещал свой дом городу. Он хотел, чтобы доходы от него шли на благотворительность. После его смерти в доме была открыта ночлежка для обитателей городских трущоб.