Поиск

От пл. Маркина до Благовещенской пл.



Блиновский Пассаж (Рождественская, 24)

Пассаж на Софроновской площади (современная пл. Маркина) построили в 70-х годах ХIХ века нижегородские купцы братья Блиновы. Рядом стояли другие их дома, был Блиновский сквер и фонтан, также напрямую связанный с этой фамилией.

Пассаж был построен в 1876-78 гг. архитектором Р.Я. Килевейном по проекту петербургского архитектора А.К. Бруни. Декоративно-художественное убранство дома стилизовано под «древнюю Русь». Тогда это было если не самое большое здание города, то уж точно крупнейший торговый центр. Здесь помещались 23 магазина, 49 лавок, гостиница, два трактира и портерная, телеграфная контора и прочие заведения. В центральной части дома располагался ресторан Пермякова.

Именно в этом ресторане 6 ноября 1901 года состоялся прощальный банкет, устроенный нижегородской интеллигенцией М.Горькому в связи с его отъездом вначале в Крым на лечение, а потом в арзамасскую ссылку. Проводы были бурными. Банкет был общедоступным (невысокая входная плата - по одному рублю с участника), пришло много студентов. Адрес, т.е. хвалебное благодарственное письмо, который преподнесла Горькому революционная молодежь, потом был напечатан в газете “Искра”, а сам Горький читал на банкете свой памфлет “О писателе, который зазнался”. Он произвел большой эффект. Проводы М. Горького на Московском вокзале переросли уже в настоящий митинг.

В пассаже Блиновых среди прочих организаций работала главная контора акционерного Нижегородско-Самарского земельного банка, открытого в Нижнем Новгороде в 1872 году. Банк обеспечивал возросшую в конце XIX века потребность в ипотеке, совершая свои финансовые операции по всей восточной России. В Блиновском пассаже также размещалась контора Нижегородского почтово-телеграфного округа, который был открыт 1 октября 1886 года первым в Поволжье. Блиновы одни из первых в Нижнем завели в Пассаже телефон, а в 1894 году товарищество «Электрон» устроило в здании автономное электрическое освещение.

А в здешней гостинице, что располагалась на самом верху дома, останавливался, Константин Маковский, когда приезжал в наш город для работы над картиной "Воззвание Минина к нижегородцам".

Теперь мансардный этаж облюбовали художники под мастерские. Они подошли к новому назначению старых и темных “нумеров” творчески: перепланировали их и разобрали потолки (при этом были обнаружены маленькие “клады”: монеты, ключи, бутылки, которые стали украшением интерьеров мастерских). Таким образом, в потолке получились дополнительные горизонтальные окна, которые пустили в мансарды яркий солнечный свет. А в коридоре, который тянется вдоль мастерских по всей длине дома, оборудована художественная галерея "Блиновка".

Справка

Блиновы происходили из крестьян Балахнинского уезда Нижегородской губернии. Будущие купцы I гильдии - бывшие крепостные князя Репнина. Блиновых 1-го поколения было три брата: старший — Федор Андреевич, средний Аристарх Андреевич и младший Николай Андреевич. Первым объявился в Нижнем Новгороде старший - Федор. В списке лиц, которым выдано свидетельство на право торговли за 1846 год, записано: “Нижегородской губернии Балахнинского уезда вольноотпущенному от князя Репнина крестьянину Федору Андреевичу Блинову.” Это первое известное нам упоминание о Ф. Блинове. Судя по всему, уже в ту далекую пору Федор Блинов был достаточно состоятельным человеком. Он стал одним из первых судовладельцев, начавших использовать паровую тягу вместо бурлацкой лямки.

В начале 50-х годов Ф. Блинов на Софроновской площади строит комплекс каменных зданий. Кроме жилого дома здесь располагались лавки, а также конная мельница для размолки соли. Соломольная мельница Блинова была единственной в нижегородской губернии. На ней трудилось восемьсот рабочих, а в 1861 году ее показывали даже наследнику престола.

Тогда же Блинов решил пожертвовать 25 тыс. рублей на устройство в Нижнем Новгороде Городского общественного банка, призванного заниматься изысканием средств на благотворительность и благоустройство города. В прошении на имя наследника он писал: “Не отриньте, Ваше Императорское Высочество, усердной просьбы простого русского человека, вышедшего из тех крепостных, которых, благодаря Богу и воле Вашего Августейшего родителя, не стало более на Русской земле”. Впоследствии Федор Блинов, а также его братья Аристарх и Николай вносили крупные суммы в первоначальный капитал Общественного банка, тем самым финансируя приюты, богадельни, лечебницы, гимназии, училища, библиотеки, на содержание которых банк ежегодно отчислял значительные средства.

Из всего ряда добрых дел, сделанных Блиновыми для нижегородцев, особо следует обратить внимание на устройство городского водопровода и строительство Вдовьего дома. Здесь нужно отметить, что эти крупные благотворительные проекты Блиновы осуществили совместно с отцом и сыном Бугровыми, с которыми состояли в родстве (дочь А. П. Бугрова Еннафа Александровна была замужем за Н. А. Блиновым).

В конце 80-х - 90-х годах XIX века в деловом мире появляются представители второго поколения купеческой династии Блиновых: Асаф Аристархович (сын А. А. Блинова) и Макарий Николаевич (сын Н. А. Блинова). Возглавляемая Асафом и Макарием фирма “Братья Блиновы” занималась оптовой торговлей хлебом во многих крупных городах России. Вели дела и за границей. Фирма Блиновых имела два крупчатых паровых завода в с. Балымерах Казанской губернии и при дер. Филипповской Нижегородской губернии. На заводах Блиновых перемалывалось до 1,2 млн. пудов крупчатки в год.


Кроме того, Торговый дом располагал тремя паровыми и пятью водяными мукомольными мельницами в Казанской и Нижегородской губерниях, владел своим паровым и грузовым флотом.

А к числу добрых дел этого поколения Блиновых можно отнести, например, то, что в 1896 г. Асаф Аристархович пожертвовал крупную сумму на реставрацию Дмитриевской башни и открытие в ней художественно-исторического музея. Больше, чем он, дал только Н.А. Бугров. Впрочем, Бугровы и Блиновы вечно соревновались, стараясь показать друг другу и всему городу свое богатство и благочестие.


Фонтан на пл. Маркина – фонтан Благотворителей


Проблема с водой в верхней части Нижнего Новгорода существовала всегда. В начале XIX века первый фонтан для водоснабжения на Благовещенской площади (ныне пл. Минина и Пожарского) построил А.И. Дельвиг – двоюродный брат лицейского друга А. С. Пушкина. Благодаря его новаторскому инженерному решению на гору ежедневно поднималось до 40 000 ведер ключевой воды.

Но уже в 1880 году в городе проживало около 60 000 человек, и воды им катастрофически не хватало. Мало того, что питьевую воду приходилось покупать за копейку ведро у развозчиков – всегда существовала и опасность пожаров, которые нечем будет тушить.


По проекту Государственной думы на водоснабжение требовалось 450 000 рублей. Провели тендер, который выиграла английская инжиниринговая компания "Малиссон" с предложением организовать все дело за 417 000.

Но на тот момент весь годовой бюджет города составлял около 600 000 рублей.

Поэтому в 1878 г. братья Блиновы, отец и сын Бугровы, а также Устин Саввич Курбатов предложили городу денежную помощь на устройство нового водопровода.


Инициаторы строительства второго водопровода предполагали, что по завершении работ большинство жителей города будут иметь доступ к чистой воде. Нижегородцев известили, что “согласно воле жертвователей на устройство сего водопровода (Блиновых, Бугровых, Курбатова) жители города Нижнего Новгорода во все времена существования водопровода никогда никакими налогами за пользование водою из онаго не будут облагаемы”. Какой же конкретный вклад внесли жертвователи в это крупное строительство? Суммы взносов таковы: Блиновы 125 тыс. рублей, Бугровы - 75, Курбатов - 50 тыс. рублей.


По прошествии двух лет Блиновы, Бугровы и Курбатов пожертвовали еще 75 тыс. рублей на расширение водопроводной сети еще на 15 км, доведя протяженность нижегородского водопровода до 42 км. Вода пришла на все улицы верхней части.

Городские власти в память строителей 2-го водопровода возвели на Софроновской площади (современная Маркина) фонтан, на нижней чаше которого была сделана надпись: “Фонтан благотворителей сооружен в память почетных граждан города Нижнего Новгорода Ф. А., А. А. и Н. А. Блиновых, А. П. и Н. А. Бугровых и У. С. Курбатова, давших своими крупными пожертвованиями городу возможность устроить в 1880-х годах водопровод...”

На фото - фонтан Благотворителей


Еще до сооружения на Софроновской площади фонтана Федор Блинов на свои средства замостил всю площадь булыжником, сделал два удобных съезда к Оке, в 1883 году устроил на площади бульвар. Традицию благоустройства Софроновской площади продолжил позднее его брат Аристарх Андреевич Блинов, устроивший на площади вокруг фонтана сквер с решеткой.


В советские годы фонтан Благотворителей исчез (точный год неизвестен). В 1977 году в сквере появляется памятник героям Волжской военной флотилии и новый фонтан по проекту архитектора Нелюбина. При ремонте фонтана в 2007 году в него установили 600 программ подсветки, которые меняются каждые 5 минут. В летнее время фонтан работает с восьми утра до часа ночи. К празднованию 800-летия города фонтан фонтан стал музыкальным.

Памятник Героям Волжской военной флотилии


Монумент открыт 5 ноября 1977 года.

Авторы - народный художник РСФСР, почётный гражданин Нижнего Новгорода скульптор П. И. Гусев, заслуженный архитектор РСФСР Б. С. Нелюбин и архитектор В. Я. Ковалёв.


Монумент представляет собой скульптурную группу из трёх фигур. Широко шагают плечом к плечу три моряка. Чуть вперёд выступает фигура старшего по возрасту – Николая Маркина, комиссара флотилии. Рядом идёт матрос, перепоясанный пулемётными лентами - Федор Раскольников – будущий комиссар Морского генерального штаба (он примет командование флотилией после гибели Маркина). За ним — юный новобранец Всеволод Вишневский – будущий писатель, создатель "Оптимистической трагедии", участник обороны Ленинграда во время Второй мировой войны.


Скульптурная группа установлена на невысоком постаменте, облицованном гранитом. Верх постамента вымощен крупным булыжником, имитирующим мостовую. Слева и справа в сквере, за монументом установлены стелы из блоков красного гранита с выбитыми золотыми буквами текстом: «Почтим же память октябрьских борцов тем, что перед их памятником дадим себе клятву идти по их следам, подражая их бессмертию, их героизму. В. И. Ленин».

Справка


Волжская военная флотилия


Летом 1918 года Восточный фронт гражданской войны приближался к границам Нижегородской губернии. В июне 1918 года представители Советской власти для борьбы с Белой гвардией начали формирование в Нижнем Новгороде Волжской военной флотилии. Для этого в Нижний был направлен комиссар Николай Григорьевич Маркин.

На домах и афишных тумбах появилось такое объявление: «Бывшие моряки Российского флота всех специальностей призыва с 1910 по 1917 г. приглашаются для записи во вновь формируемый военный морской отряд. Заявления о записи будут приниматься ежедневно от 10 ч. утра до 3 ч. дня с 25 сего июня 1918 г. в коллегии Управления Военно-Морского порта (Канавино, Сорокинское подворье). От желающих поступить в отряд требуется признание платформы Советской власти и безупречная честность как по отношению к начальству, так и к своим товарищам. Не имеющих этих качеств просим не беспокоиться. Комиссар Волжской военной флотилии Н. Маркин. 25 июня 1918 г.».


Обыкновенные буксирные пароходы переоборудовались и вооружались. Баржи превращались в мощные артиллерийские плавучие форты. Вооружение судов происходило на заводах: Сормовском, Фельзера, «Теплоход» и в Молитовском затоне. Сотни волгарей записывались во флотилию и становились членами боевых экипажей. В июле и августе 1918 года моряки двумя отрядами ушли на фронт. Волжская военная флотилия сыграла большую роль в боях за освобождение Казани, а затем успешно действовала на Каме и Волге.


1 октября 1918 года при проведении разведки на Каме в районе Пьяного Бора (Красный Бор) на канонерской лодке «Ваня-коммунист» комиссар Маркин попал в артиллерийскую засаду. Судно было потоплено, сам Маркин до последнего прикрывал членов экипажа огнём из пулемёта и погиб вместе с судном.


«Среди подобранных из воды 48 человек с погибшей канонерки Маркина не оказалось, - писала Лариса Рейснер, жена Федора Раскольникова (и впоследствии – прототип комиссарши из «Оптимистический трагедии» Вишневского). - Погиб Маркин с его огненным темпераментом, нервным, почти звериным угадыванием врага, с его жестокой волей и гордостью, синими глазами, добротой и героизмом. В честь него бывший колесный буксир, перевооруженный в канонерку, назвали «Товарищ Маркин».


Поздней осенью корабли возвратились в Нижний, где революционеры в честь своего комиссара решили переименовать Сафроновскую площадь у речного вокзала в площадь Маркина.

Речной вокзал (пл. Маркина, 15а)


В 1930-х годах на месте современного здания Речного вокзала, напротив центрального причала, были построены парадные «речные ворота». В 1952 году на них появилась надпись «Речной вокзал».



Современное здание вокзала было построено в 1964 году архитектором М. И. Чурилиным. Там разместились залы ожидания, буфет и подземные переходы к центральной пристани. По форме здание напоминало речной теплоход. Во время реконструкции 2002 — 2003 годов к вокзалу по бокам были пристроены полукруглые ротонды, что отчасти уничтожило это сходство.


С 2000-х годов в здании речного вокзала располагаются администрация ОАО «Судоходная компания „Волжское пароходство“» и офис туристической компании «ВодоходЪ». Во время реконструкции Нижне-Волжской набережной выходы к центральной пристани были закрыты, а помещения вокзала переделаны под офисы компаний. Здание более не является общедоступным, поэтому речные туристы не могут воспользоваться его туалетами и камерами хранения.


Летом 2021 года в здании Речного вокзала было открыто выставочное пространство "Река-река", посвященное истории волжского судоходства. Вход - со стороны Волги.

Биржа (Нижневолжская наб., 16)


Идея строительства в Нижнем Новгороде особого здания торговой биржи относится к первым годам действия здесь ярмарки. В 1828 году архитектор И. Матвеев создал проект величественного однокупольного здания с колонными портиками. Но он не был осуществлен.


В конце 19 века, когда Нижний Новгород утвердился как ведущий центр по заключению оптовых сделок, нужда в здании биржи стала очевидной. 12 сентября 1880 года правительство утвердило устав Нижегородской биржи. Число членов Нижегородского биржевого общества постоянно увеличивалось и к началу 1890-х годов насчитывало около 400 человек.


Изначально все биржевые сделки заключались в Блиновском пассаже. В январе 1891 года в Главном ярмарочном доме заработала Нижегородская товарная биржа, в ноябре этого же года был поставлен вопрос о строительстве собственного дома. Торговый дом братьев Блиновых предложил выстроить здание биржи на принадлежащем ему месте на углу Софроновской площади и набережной.


По проекту здание биржи предполагалось сделать трехэтажным с двухсветным биржевым залом, с рестораном на третьем этаже, из окон которого открывалась речная панорама. На втором этаже располагались комнаты Биржевого Комитета с залом для собраний, помещения для нотариусов. На углу со стороны Софроновской площади ставилась наблюдательная башенка, которая могла служить в последствии для атмосферных наблюдений. Собственником здания был Торговый дом братьев Блиновых, который будет сдавать его Биржевому комитету за 4000 рублей в год. Городская дума согласилась на это предложение.

Весной 1896 года здание было закончено и отделано.


Нижегородская биржа устанавливала цены на перевозку водным транспортом на территории всей Центральной России. Важную роль играли также сделки по торговле нефтью, хлебом, солью и лесом.


В 1916 г. Нижегородская биржа прекратила свое существование.

В советские годы в здании Биржи размещался Дом культуры речников им. Калинина.


Здание является объектом культурного наследия.


К сожалению, в результате многочисленных ремонтов на протяжении 20 века были уничтожены некоторые исторические элементы интерьера. Отделка помещений сохранилась практически только в главном зале. Также остались нетронутыми оригинальные чугунные лестницы с перилами.


Что касается внешнего облика здания, то до настоящего времени не воссоздана утраченная наблюдательная башенка с флажком, отсутствует на главном фасаде барельеф в виде герба города.

Доходный дом Блиновых (Рождественская, 35)


В середине 19 века часть мест на Нижнем базаре перешли к купцам братьям Блиновым. И на протяжении последующего полувека этот и все другие участки в квартале между Софроновской площадью, ул. Рождественской, Нижней набережной реки Оки (современная Нижневолжская набережная) и пер. Рождественским (современный пер. Городецкий) принадлежали разным поколениям этой богатой купеческой семьи.

Купцы Блиновы в середине XIX столетия представили чиновникам проект архитектора Ужумедского-Грицевича на строительство каменных лабазов на Рождественской улице, Софроновской площади и набережной Оки. Это был комплекс, состоящий из 3х частей: два двухэтажных корпуса ставились по углам квартала, а один находился между ними, выходя фасадом на площадь. Все корпуса со стороны площади соединялись аркадами. Угловые флигеля, в проекте названные лабазами, использовались как торгово-складские помещения. В течение 1853-1854 годов дома были построены и заняли всю западную сторону площади. Спроектированный архитектором симметричный ансамбль гармонично вписался в центральную площадь нижнего торга.


Угловой лабаз на пересечении ул. Рождественской, дом № 35/5 сохранился в перестроенном виде до наших дней – это и есть доходный дом Блиновых (объект культурного наследия регионального наследия).


Угол здания оформлен башенной надстройкой с куполом и тонким шпилем, которая перекликается с куполом на углу дома №26 на противоположной стороне улицы Рождественской. В перестроенном виде дошла до нас и центральная часть – дом № 3 на пл. Маркина. А вот второй лабаз, выходивший на противоположную сторону к Оке до наших времен не сохранился. Его сменило здание Нижегородской Биржи.

Аптека Гейнце (Рождественская, 26)


Дом был построен для нижегородского купца Шувалова в 1836-1837 годах. Проект создал архитектор Ефимов в период городских преобразований, начатых по приказу царя Николая I.

Изначально это был двухэтажный дом с подвалом. В нем размещалась гостиница, подвал использовался под склад Санкт-Петербургского Калашниковского пивоваренного завода. В 1895 году дом купила вдова коллежского советника Мария Гейнце. К дому надстроили третий этаж, на крыше соорудили башню со шпилем и чешуйчатым покрытием. Интересно, что в это время крышу соседнего Блиновского пассажа уже украшала башня в виде шатра, и башня на доме Гейнце гармонично уравновесила ее.

После перестройки из здания Блиновского пассажа на первый этаж перевели аптеку семьи Гейнце. Она пользовалась популярностью - здесь продавали не только лекарственные препараты, но и врачебные варенье, леденцы, конфеты, вафли, кисели. В XX веке при ведении строительных работ в земле возле этого дома были найдены старинные бутылочки, склянки и пузырьки от лекарств.


Аптекарь Александр Карлович Гейнце погиб 10 июля 1905 года на площади Острожной (сейчас это площадь Свободы) во время столкновения между митингующими (он находился в их рядах) и черносотенцами. Максим Горький, который был хорошо знаком с Гейнце, в дальнейшем помогал его дочери.

Вот как об этом пишет Н.Берберова в книге «Железная женщина»: «… молодая девушка, Маруся Гейнце, про прозвищу Молекула, дочь нижегородского приятеля Горького, аптекаря Гейнце, убитого в 1905 году чёрной сотней, и теперь удочерённая Горьким, который любил усыновлять сирот. Он усыновил в своё время, как известно, брата Я.М. Свердлова, Зиновия, который даже носил его фамилию (Пешков), и если бы не первая жена, Екатерина Павловна Пешкова, и не Мария Фёдоровна Андреева, то, вероятно, усыновил бы и многих других».

После революции аптека Гейнце была передана Нижгубздравотделу, а сам дом национализирован.

Для справки

События 1905 года на Острожной площади (современная пл. Свободы)

Первая русская революция в Нижнем Новгороде началась 14 января 1905 года с забастовки работниц Молитовской фабрики. К концу января – началу февраля забастовки охватили не только рабочих большинства заводов губернии, но и служащих, бастовали городские приказчики и служащие аптек, сотрудники типографий. В Сормово вводились армейские части. В марте забастовки пошли было на убыль, но 28 апреля по приказу комитета партии социалистов-революционеров прямо у входа в свое учреждение был убит начальник охранного отделения ротмистр Грешнер и смертельно ранен преследовавший террориста караульщик Курицын. Это послужило толчком к новым беспорядкам.

Тем временем в селе Сормово сложилась тяжёлая обстановка, ежедневно собирались рабочие до тысячи человек и слушали речи ораторов, прямо призывавших к свержению самодержавия. В начале июля Нижегородский комитет РСДРП провёл совещание с социалистами-революционерами и местными меньшевиками. Общим решением была запланирована забастовка 9 июля с политическими требованиями.

Усилиями казаков и полиции группы демонстрантов были рассеяны в разных частях города. 10 июля толпа собралась около 18 часов и направилась на Острожную площадь, выкрикивая антиправительственные лозунги. Но демонстранты были остановлены казаками и полицейскими. С другой стороны площади собралась толпа черносотенцев и с кулаками бросилась на демонстрантов. Аптекарь Гейнце достал оружие и выстрелил в нападавших, ранив извозчика Клочьева. Толпа насмерть растерзала начинающего революционера (был опознан потом по обрывку манжеты с монограммой).

Черносотенцы — собирательное название представителей крайне правых организаций в России в 1905-1917 годах. Выступали под лозунгами самодержавия и православия, провозглашали главенство русской нации над «инородцами», отличались крайним антисемитизмом (активно участвовали в еврейских погромах). Первоначально именовали себя «истинно русскими», «патриотами» и «монархистами», затем прижилось общее название «Чёрная сотня» (отсылка к нижегородским «чёрным», то есть низовым, составленным из простого народа сотням, принимавшим участие в Нижегородском ополчении 1612 года.



Уличная скульптура «Разносчик»


Неудивительно, что на некогда шумной торговой улице появилась скульптура мальчика-разносчика. Это подарок городу от сотрудников акционерного общества "Каравай" и хлебозаводчиков Тюриных. На лотке у мальчика в том числе лежит калач – белый пшеничный хлеб в форме замка с дужкой. Память о калаче осталась во многих пословицах и поговорках, например «калачом не заманишь», «тертый калач» (намек на способ приготовления теста для калача, которое долго растирали на льду). Кроме того, от калача происходит и другое выражение: «Дойти до ручки». «Ручка» калача, как правило, не съедалась, а выбрасывалась, если за нее брались грязными руками (например, если обедали, не отрываясь от работы). Но очень голодный человек, дошедший до крайности, не брезговал и грязной ручкой.



Уличная скульптура «Маковский»


Скульптура художника с мольбертом изображает известного живописца Константина Егоровича Маковского, (1839-1915) автора полотна "Воззвание Минина к нижегородцам".


Эта картина относится к числу самых крупных произведений русской станковой живописи, написанных на историко-патриотическую тему (размеры холста – 698 х 594 см). Она представляет многолюдную сцену сбора пожертвований на Нижегородское ополчение. В центре полотна – земский староста Кузьма Минин, призывающий сограждан отдать деньги и имущество ради освобождения Отечества.



Замысел картины появился у художника еще в 70-х годах 19 века, а готовое полотно было представлено публике в 1896 году. Непосредственно процесс создания полотна занял примерно 6 лет.


Маковский неоднократно приезжал в Нижний Новгород для изучения исторического материала и создания подготовительных этюдов, зарисовок.

Впервые картина экспонировалась в Нижнем Новгороде, на Всероссийской художественно-промышленной выставке 1896 года в отдельном павильоне. В 1908 году ее было приобрело Министерство императорского двора, после чего полотно подарили городу в связи с предстоящими торжествами в честь 300-летия династии Романовых.


Картина находилась в Гербовом зале Городской думы (сегодня – дом N1 по Большой Покровской). В 1972 году она была передана художественному музею и экспонируется в специально выстроенном помещении, примыкающем к дому Д.В.Сироткина.


Справка

Константин Маковский был одним из самых популярных российских художников в конце XIX века. Портреты у него заказывали члены императорской семьи и петербургские дворяне. Картины Маковского участвовали выставках Товарищества передвижников, Петербургского общества художников, а самого живописца в прессе называли «вдохновенным певцом эпохи».

Увлечение русской историей отразилось в таких картинах Маковского как «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем», «Смерть Ивана Грозного» и «Поцелуйный обряд». Критики отмечали в этих работах точность цветопередачи, внимание к деталям. Маковский прописывал даже мелкие детали на своих полотнах, все элементы одежды и декора. На Всемирной выставке в 1889 году живописец получил золотую медаль за свои работы, а вскоре получил кавалерский крест ордена Почетного Легиона — одну из главных наград Франции, которую вручают за особые заслуги перед этим государством.


В 1880-х Маковского стали называть «придворным живописцем». Портреты у него заказывали представители самых знатных дворянских родов — Строгановы, Юсуповы, Волконские. Художник вспоминал: «Лучшие красавицы наперебой позировали мне... Я зарабатывал громадные деньги, жил с царственной роскошью и успел написать несметное количество картин, декоративных панно, портретов, этюдов и акварелей».


Маковский увлекся историей и коллекционированием. Он собирал старинные вещи: украшения, одежду, статуэтки, предметы быта. Часть из них живописец использовал в качестве реквизита для картин.


В 1890-х Константин Маковский купил мастерскую в Париже и проводил там много времени вместе с третьей женой Марией Матавтиной. В Россию художник вернулся только в начале 1900-х. Именно в Париже он и напишет свое знаменитое полотно «Воззвание Минина». Натурщиков славянского типа в Париже не хватало, так что для написания лиц на картине Маковский использовал свои эскизы, сделанные на родине. Поэтому некоторые лица повторяются по нескольку раз.


В 1915 году Маковский стал одним из учредителей Общества возрождения художественной Руси. Среди целей этой организации было «распространение в русском народе широкого знакомства с древним русским творчеством». Члены Общества выпускали открытки с памятниками древнерусского зодчества, выступали за чистоту русского языка от иностранных заимствований.

Храм во имя Собора Пресвятой Богородицы (Рождественская, 34а)

Одним из красивейших храмов города, охранивших свое богатое внутреннее убранство, является церковь во имя Собора Пресвятой Богородицы - домовая церковь именитого человека – купца Григория Дмитриевича Строганова.


Праздник Собора Пресвятой Богородицы Православная Церковь отмечает на второй день Рождества Христова. Он посвящен описанному в Евангелии приношению волхвами даров только что родившемуся младенцу Иисусу. Поэтому на главном храмовом образе – иконе Собора Пресвятой Богородицы – изображена Матерь Божия с Младенцем на руках в окружении волхвов с дарами (надпись на иконе гласит, что написали ее в 1723 г. игумен Корнилий (Уланов) и его ученик Алексей Городчанинов.


Храм был построен купцами Строгановыми, поэтому его часто называют Строгановским. Иногда, даже в исторической литературе, церковь ошибочно именуют Рождественской. Действительно, совсем рядом располагалась древняя церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы - она дала название всей улице. Но в середине XIX века ее за ветхостью разобрали.


Род именитых людей Строгановых очень древний.Им принадлежали огромные земельные владения, богатейшие соляные промыслы. Григорий Дмитриевич строил за свой счет корабли для флота Петра I, и вообще не скупился на финансирование всевозможных начинаний императора. За это ему был пожалован титул барона, а затем и графа.


В Нижнем Новгороде Строгановы обосновались в XVII веке, поселились за рекой в Гордеевке, потом перебрались в нагорную часть, где кипела торговая жизнь города. Здесь были их соляные склады. Здесь же в начале 18 века строит Григорий Дмитриевич свой домовой храм. У Строгановых были свои зодчие, иконописная мастерская, знаменитая богатейшая библиотека.


Всего Строгановы построили 5 храмов (2 в нашем городе и еще 3 - в Сольвычегодске, в Устюжне Железнопольской и в Троице-Сергиевой Лавре). Храм на Рождественской отличается особой монументальностью образа, изысканным, ювелирно выполненным пышным декоративным убранством. Историки архитектуры говорят даже об особом стиле – «строгановском барокко».


Храм во имя Собора Пресвятой Богородицы был освящен в 1719 г., уже после смерти Григория Строганова. А в 1722, направляясь в Персидский поход, наш город посетил император Петр I и был на всенощной службе в храме. После этого храм был закрыт еще на несколько лет, и его открыли только после смерти Петра.


Существуют разные версии причин закрытия церкви:

- якобы царь узнал в двух иконах местного чина иконы, которые он заказал мастеру Караваку для Петропавловского собора С.-Петербурга, перекупленные Строгановым,

- якобы Каравак придал образу Спаса Вседержителя черты Григория Строганова,

- закрытие храма никак не связано с гневом императора, храм закрывали по техническим причинам - не был полностью готов иконостас.


В XVIII веке церковь неоднократно горела (в 1768, 1782, 1788 гг). В 1820-1823 гг. А. А. Бетанкур и И. Е. Ефимов возвели под церковью стенку-крепиду из кирпича разобранной древней Рождественской церкви. Колокольню, ранее стоявшую отдельно, по уровню второго яруса соединили с папертью крытым переходом. В 1870-1880 годах по проектам Л. В. Даля и Р. Я. Килевейна церковь капитально отреставрировали.


В 1860 году колокольня начала падать. За 20 лет она отклонилась на 1,2 метра от вертикальной оси. В 1887 году пришлось менять ее фундаменты, а верхние ярусы перекладывать.


В советское время было принято решение об уничтожении храма, но его настоятелю отцу Сергию Вейсову удалось сохранить храм. Для этого он провел большую работу - собрал исторические документы и фотографии, прочитал не одну лекцию о культурной значимости Строгановского барокко в кабинетах высоких начальников. В 1934 году храм был закрыт – но не разрушен. В здании разместили музей истории религии и атеизма. Временно исполняющим обязанности директора музея был назначен гражданин Сергей Вейсов, а сторожем - иеромонах Спиридон. Храм освящен повторно 3 июня 1993 года митрополитом Нижегородским и Арзамасским Николаем.


В храме хранятся святыни - старинная икона Николая Чудотворца, иконы с частицами мощей преподобного Серафима Саровского, митрополита Филарета Московского, оптинских старцев, а также чтимая Державная икона Божией Матери.

Описание церкви


Строгановская церковь пятиглавая (5 куполов обозначают Спасителя и 4 евангелистов. До последней четверти 19 века купола были зеленые. Такими они изображены на акварели И. Шишкина по фотоотпечатку А. О. Карелина. Но в конце XIX века при масштабной реставрации церкви они были окрашены наподобие глав Храма Василия Блаженного в Москве. На пяти главах Строгановской церкви установлены кованые ажурные кресты со сложным рисунком.


Рядом с храмом – колокольня, она представляет собой восьмерик на четверике. Ее первый ярус выполнен в виде триумфальной арки и служит парадным входом в церковь. Верх увенчан крестом с флюгером в виде флажка. Эта деталь характерна для периода увлечения морским делом во время правления Петра I.


Удивительна история часов на колокольне храма.

В русских старинных часах (в отличие от европейских) крутился циферблат, а не стрелки. По кругу шли 17 церковно-славянских цифр (по числу часов в самом длинном световом дне - счет времени вели только в светлое время суток). На восходе специальный «часоводец» подводил букву “аз” к стрелке-лучу и включал механизм. Но Строганов, чтобы угодить Петру, установил часы европейского образца с движущейся стрелкой. Правда, цифр было по-прежнему 17. Когда их сложный механизм вышел из строя, починил его Иван Кулибин, что прославило юного 15-летнего умельца на весь город.


Со временем часы опять сломались, но мастера для починки уже не нашлось. Их заменили обычными башенными, а в 1879 г. немецкими часами, снятыми со здания Блиновского Пассажа.


В храме сохранился уникальный иконостас из липы с царскими вратами из дуба. Собран он без гвоздей и клея. Ярусы задвигались и прикреплялись при помощи пазов и шипов, словно пазл. Готовый иконостас сначала покрыли левкасом (смесь клея с мелом), а затем сусальным (из очень тонкого листа) золотом. Резьба иконостаса необыкновенно сложна и красива.


В молельном зале на втором этаже расположены хоры. Григорий Строганов сам очень любил петь, а слава о его замечательном хоре гремела по церквям.

Храм с самого начала поражал горожан великолепной каменной резьбой и яркими красками росписи. Рама каждого окна украшена пышным растительным узором. А небольшие колонки возле окон перевиты виноградной лозой.


Первоначально церковь была окрашена в темно-малиновый цвет и расписана желтыми, голубыми и зелеными цветами. На этом глубоком “парчовом” фоне необыкновенно богато смотрелась белокаменная резьба.


Имя зодчего, создавшего храм Рождества Богородицы в Нижнем Новгороде, осталось неизвестным. То же самое относится и к другим удивительным по красоте и оригинальности строгановским церковным постройкам. Возможно, создателем этих замечательных произведений русской архитектуры был один из крепостных строгановских мастеров, учившихся за границей, в Италии. Есть сведения о том, что в конце XVII в. у Григория Строганова работал живописец Степан Дементьевич Нарыков, некоторое время обучавшийся художествам в чужих землях. Им созданы иконы для иконостаса Введенского собора в Сольвычегодске. Его произведения имеются и в Великом Устюге. Не исключено, что именно по его проектам-рисункам и возводились строгановские храмы.


Небывалая красота храма даже вошла в легенду. Рассказывают, что требовал Григорий Строганов от мастеров построить церковь, доселе невиданную. Длилась работа два десятилетия. Когда она была закончена, вызвал хозяин зодчего и принялся выспрашивать, может ли он построить еще более великолепный храм. Тот, ожидая новых заказов, или просто желая подзадорить хозяина, сказал, что может. Но хозяин помрачнел, осердился и велел ослепить мастера - пусть никогда не будет на Руси храмов красивее! Однако каждый настоящий мастер - чародей. Зодчий рванулся из хозяйских палат к своему храму. Слуги бросились догонять его, но он поднялся на колокольню, добрался до креста и вдруг обратился в ворона, махнул крыльями перед носом у стражи и улетел за Волгу.



Машиностроительный завод «Добров и Набгольц» (Рождественская, 43)


С развитием во второй половине XIX века в Нижегородском крае мукомольной промышленности потребовалась оснастка ее паровыми машинами.


Первая в России мельница с паровым двигателем была построена в селе Воротынец в 1818 году. Строительством паровой мельницы в селе Юрино занимался австрийский инженер И.О. Горват, большой знаток своего дела. Паровые мельницы, построенные Горватом, отличались высоким качеством муки. По приглашению нижегородских купцов-мукомолов Горват приезжает в Нижний Новгород и открывает мастерскую мельничного дела.


В 1864 г. в Москве возникает торговый дом «Доброва и Набгольц», основанной братьями Сергеем и Алексеем Добровыми и швейцарским коммерсантом Богданом Набгольцем. Позднее торговый дом становится одним из крупнейших российских машиностроительных фирм.


Компания «И.О.Горват» была для товарищества очень привлекательным партнером. Добров и Набгольц на правах компаньона входят в бизнес Горвата. Они сразу же делают вклад в техническое оснащение производства, устанавливают токарные станки и компактный паровой двигатель. В 1873 году Горват выходит из предприятия и покидает Россию. Вместе с его мастерской Добров и Набгольц приобретают исключительное право на ряд патентов австрийского компаньона. Позднее промышленники приобретают монопольное право на другие иностранные патенты.


В том же 1873 г. Торговый дом построил механический и чугунолитейный завод в Нижнем Новгороде.


В 1885 здание выгорело, и владельцы предприятия заказали проект более просторного корпуса. Его автором стал нижегородский архитектор Н.Д. Григорьев. Известно, что на этом предприятии начинал трудовую деятельность известный на Волге механик-самоучка Василий Иванович Калашников, внесший своими изобретениями свой вклад в судовое машиностроение. Рассказывают, что Калашников, ступив на пароход, по дрожанию люстр в пассажирских помещениях мог определить, в каком узле или механизме следует устранить неисправность.


Фасад здания завода должен был выходить на Рождественскую улицу, в линию с усадьбами Строгановых и Голицыных. По этой причине производственному корпусу придавался вид жилого протяженного дома с соответствующим декором, чтобы внешне здание не контрастировала с прочими домами на улице.

Обилие выполненных из кирпича декоративно-художественных элементов убранства "скрыло" промышленный характер здания и не разрушило жилой вид улицы. Со стороны набережной здание имеет более скромный вид.


В конце XIX в. завод выпускал паровые и мельничные машины, станки, приводы, чугунное и медное литье (в т. ч. балконы и лестницы), позднее - ткацкие станки, турбины, нефтяные двигатели, водопроводное оборудование. На рубеже веков завод становится главнейшим в стране поставщиком техники для мельниц и элеваторов. Для Нижегородского края он делал уникальные в России паровые машины, которыми были оснащены производства Башкировых, Бугровых и других крупнейших товаропроизводителей.

Товарищество имело склады в Москве, Саратове, Самаре, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Курске, Томске, Екатеринославе (ныне – г. Днепр), Одессе, Харькове, Полтаве.


После октября 1917 предприятия товарищества были национализированы. Сейчас в здании располагаются современные офисы и рестораны.


Усадьба Строгановых (Рождественская, 45)


К 1820 г. древние каменные палаты старой усадьбы Строгановых пришли в негодность, и управляющий имением сообщил об этом владельцам. Софья Владимировна Строганова (урожденная Голицына) принимает решение разобрать прежние строения и возвести комфортабельную городскую усадьбу.


Проект новой усадьбы подготовил архитектор П.С.Садовников. Также был приглашен архитектор Павел Иванов, выпускник Санкт-Петербургской академии художеств». Боковые флигели построены по проекту архитектора И.К. Кострюкова.


12 мая 1824 года от Нижегородского губернского правления было получено разрешение на строительство В мае 1825 года состоялась закладка фундаментов главного дома, двух флигелей и высокой кирпичной ограды. К концу 1825 года 3-х этажный дом был вчерне закончен и покрыт железной кровлей. На каждом этаже в сторону Рождественской проектировалось по 3 горницы. К ним примыкали служебные помещения с винтовыми лестницами.


В сентябре 1827 года после молебна в полностью отделанный дом въехал управляющий Строгановых. Но только через два года комнаты верхнего этажа, где Строгановы останавливались во время своих приездов в Нижний, закончил расписывать крепостной живописец Шереметьевых Кузьма Иванов. К лету 1829 года были полностью отделаны флигеля и кирпичная ограда усадьбы с арочными въездами в служебные дворы, которые закрывались кованными створами.


Как уже говорилось выше, усадьба строилась по заказу графини Софьи Владимировны Строгановой. Софья Владимировна принадлежала к высшему свету – она была младшая дочь знаменитой «усатой графини» Н. П. Голицыной, сестра московского вице-губернатора князя Д. В. Голицына и сестра статс-дамы Е. В. Апраксиной, сама фрейлина четырех императриц, она была очень дружна с императрицей Елизаветой Алексеевной. Ее муж - граф Павел Александрович Строганов – был одним из богатейших людей России, государственным и военным деятелем, участником Отечественной войны 1812 года. Пережив мужа и единственного сына (его жизнь унесла война с Наполеоном), Софья Владимировна обратила свои силы на упорядочивание огромного хозяйства.


Одна из легенд гласит, что усадьба Строгановых имеет отношение к истории написания Пушкиным повести «Пиковая дама». В сентябре 1833 года поэт по пути в Оренбург провел два дня в Нижнем Новгороде. Вероятно, нижегородцы рассказали поэту, что усадьба, мимо которой он проезжал по пути на Нижегородскую ярмарку, принадлежит Софье Строгановой, дочери знаменитой графини Натальи Голицыной.


Наталья Голицына была необыкновенная женщина, прожившая на свете почти сто лет. В молодости она славилась красотой и образованностью, владела в совершенстве несколькими европейскими языками. Рассказывали, что знаменитый авантюрист граф Сен-Жермен открыл ей тайну трех беспроигрышных карт – «тройка, семерка, туз». Со временем красота графини померкла (тогда она и приобрела прозвище «усатой графини»), а легенда о трех картах получила широкое распространение. Именно Наталью Голицыну считают прообразом старой графини из «Пиковой Дамы» Пушкина.


«Пиковая дама» дама была написана Пушкиным осенью того же 1833 года в родовом имении Большое Болдино. Как знать, может быть, толчком для этого послужили впечатления от услышанных в Нижнем историй?


Уже в наши дни справа и слева от въездной арки усадьбы появились барельефы Германа и графини с цитатами из повести.



«Вы можете – продолжал Герман – составить счастье моей жизни, и оно ничего не будет Вам стоить. Я знаю, что вы можете угадать три карты сряду». «Это была шутка – сказала графиня – клянусь Вам»


Усадьба Абамелек-Лазаревых (Рождественская, 46)


По своему расположению дом князей Абамелек-Лазаревых завершает застройку улицы Рождественской перед Благовещенской площадью.

Этот особняк был построен в 1845 году по проекту архитектора А.Е.Турмышева для главы семьи Христофора Екимовича Лазарева.

С 50-х годов в доме останавливались приказчики Абамелек-Лазаревых, совершавшие торговые сделки на Нижегородской ярмарке. Там же находилась постоянно контора продажи кровельного железа. Изначально это был трехэтажный дом, его первый этаж был засыпан уже в 20 веке, при строительстве Окского моста.

Семен Давыдович Абамелек и его супруга Елизавета Христофоровна (урожденная Лазарева) были наследниками огромнейшего состояния двух семей, имевших армянские корни – промышленников Лазаревых и древнего рода Абамелеков. Они взяли двойную фамилию в 1873 году, когда мужская линия Лазаревых пресеклась.

Их прадед, родоначальник семьи Лазаревых - Лазарь Назарович происходил из знатного армянского рода, его родители служили при дворе персидского шаха, а сам он переселился в Россию в 18 веке. Основная часть семейного богатства была нажита Иваном Лазаревичем, скупившим горнодобывающие заводы Строгановых в Пермской губернии. Будучи придворным ювелиром, он привез в Россию и продал графу Орлову крупнейший алмаз Российской империи, подаренный затем Екатерине II на ее именины.


Подобные заслуги и знакомства с приближенными к императрице людьми позволили Лазаревым получить дворянский титул, стать основными поставщиками металла в стране и нажить огромнейшее состояние.

К началу 20 века – это крупнейшие в России (после графов Строгановых) землевладельцы и горнопромышленники, князья.


Последний представитель семьи, крупный меценат, Семен Семенович Абамелек-Лазарев, финансировал зарубежные стажировки русских художников и скульпторов. Был попечителем армянских церквей в Москве и Санкт-Петербурге, почётным попечителем Лазаревского института восточных языков. Окончив историко-филологический факультет Петербургского университета со степенью кандидата, служил в министерстве народного просвещения. В 1881–1882 гг. совершил путешествие по странам Средиземноморья. В Сирии на раскопках Пальмиры он сделал крупное археологическое открытие – нашёл мраморную плиту с надписью на греческом и арамейском языках, с помощью которой был позднее расшифрован древний арамейский язык. К началу Первой мировой войны Абамелек-Лазарев – один из богатейших людей России. Ему принадлежали золотые прииски и рудники на Урале, угольные шахты. Князь владел двумя шикарными особняками в Санкт-Петербург