Поиск

Верхне-Волжская набережная и пл. Минина и Пожарского

Пост обновлен сент. 29


Верхне-Волжская набережная


С давних времен Верхне-Волжская набережная является частью дороги Нижний Новгород - Казань, что придавало улице особую значимость.


Сегодня Верхне-Волжская набережная - одна из "парадных" улиц города, но не всегда она была такой. За удовольствие гулять по ней нам следует поблагодарить одного из деятелей российской истории, которого обычно редко поминают добрым словом – Николая I. В 1834 году император посетил Нижний Новгород и был возмущен тем, что великолепное по природе своей место содержится небрежно. Монарх повелел вычистить волжский откос (где местные жители устроили свалку), разбить на его склонах парк ("Александровский сад") и благоустроить саму набережную. Таким образом, в 19 столетии улица стала одной из престижнейших в городе и застраивалась отныне редкостными по красоте и изяществу домами – исключительно каменными и обязательно фасадом к реке.


Сегодня с набережной открывается вид и на канатную дорогу - одну из самых протяженных и высоких в Европе. Улица выходит на реконструируемый сейчас комплекс спортивных трамплинов, который скоро примет первых спортсменов.

Александровский сад


За появление в городе этого необычного парка мы должны поблагодарить Николая I, который распорядился разбить его на Откосе, на том самом месте, где прежде горожане устроили свалку бытовых отходов. Именно там император, согласно преданию, прикрыв нос надушенным платком (так как от свалки исходило невыносимое зловоние), заметил, что в Нижнем Новгороде природа сделала все, чтобы город украсить, горожане - все, чтобы его испортить. Когда он отдал приказание разбить здесь парк, кто-то из свиты дерзнул возразить самодержцу. Неразумно устраивать парк на такой крутизне – мол, нижегородцы - люди равнинные, по горам гулять не приучены. На это император коротко и сухо ответил: «Пускай научатся».

Само название парка весьма обыкновенно. В первой половине 19 в. такое имя получили сразу несколько вновь созданных "общественных садов". Самый знаменитый - у стен московского Кремля, именно в нем установлен легендарный памятник Неизвестному солдату. Все эти парки устраивались по приказу императора Николая I и именовались в честь его супруги Александры Федоровны.

Согласно плану, Александровский сад в Нижнем Новгороде должен был стать парком в английском стиле, то есть приближенным по устройству к природному ландшафту (в противовес «французским» паркам с их симметричными дорожками и подстриженными деревьями). В подготовительных работах были задействованы местные мастера, в том числе губернский архитектор Иван Ефимович Ефимов, а для работ декоративных в Нижний был направлен прославленный немецкий мастер Карл Петцольд. Со своей нижегородской командой он создал затейливую схему дорожек, щедро осененную липами, дубами, кленами и вязами.


Нужно отметить, что Александровский сад, хотя и получил заурядное имя, сам по себе был необычен: большой редкостью по тем временам была разбивка общественного парка на столь сложном рельефе с огромным перепадом высот. Из-за особенностей склонов и грунта работы шли достаточно долго. Но какой популярностью он стал пользоваться сразу же после открытия!


Парк вмещал в себя площадки, где выступали хоры и оркестры, к тому же, был иллюминирован. Второе рождение парка произошло в советские годы, когда здесь была выстроена эстрада (легендарная "Ракушка") и подсажены бальзамические тополя. На некоторое время, в конце 20 - начале 21 века, парк пришел в упадок, но теперь возрождается и вновь становится центром притяжения для горожан. В частности, он используется для проведения экологического фестиваля «Ботаника».

Мариинский институт благородных девиц (Минина, 28а)


И сегодня это задние выполняет функцию, заложенную еще в середине 19 века – в нем учатся студенты. Строился институт долго: начало его было положено еще при Николае I, а закончено при Александре II. Прошло почти 20 лет до окончательного завершения строительства. Однако девиц нужно было образовывать, и временно институт был открыт в январе 1852 года на улице Ильинской в доме Рычиных (Ильинская, 65 кор 1). Но нет ничего более постоянного, чем временное. На Ильинской институт просуществовал 9 лет. Зато переехав на Верхневолжскую набережную в гдо отмены крепостного права (1861), обучал он девиц плоть до Первой мировой войны (1914).


Вектор направления развития женского образования указала Екатерина II, и в середине 18 века в России начинает работать Смольный институт. До этого времени для девушек было предусмотрено только домашнее обучение. И это было только начало большого пути.


В 19 столетии слова Чернышевского и Добролюбова о том, что женщина имеет такие же умственные качества, как и мужчина, звучали все громче. И, как раз в это время идет строительство нижегородского института благородных девиц. Наш институт в числе 30 губернских институтов, открыл свои двери для среднего образования девочек. А так как были они под патронажем великой княгини, а потом и императрицы Марии Александровны, то получили название Мариинских институтов благородных девиц.


Это было закрытое перворазрядное учреждение, где обучались дочери потомственных дворян, купечества 1 и 2 гильдии, а также военных чинов.

Девочки принимались в институт в возрасте 10-12 лет, обучение длилось 7 лет. Изучали они Закон Божий, историю, географию, русскую словесность, арифметику, естествознание, физику, французский и немецкий языки, чистописание, рисование, музыку, пение, танцы, изящные и хозяйственные рукоделия. Именной список выпускниц и табель их оценок отсылался императрице. Кроме того, две ученицы каждого выпуска содержались на стипендию императрицы Марии Александровны. Варвара Рукавишникова, усадьба которой была рядом с институтом, бывшая его выпускница, также взяла двух девочек-сирот на финансовое обеспечение.


Обучение девочек велось на высоком профессиональном уровне. Об этом говорит участие института в двух выставках – Всемирной Колумбовской в Чикаго в 1892 году и Всероссийской промышленно-художественной в Нижнем Новгороде в 1896 г. С первой выставки институт привез бронзовую медаль и почетный диплом.


Комплекс зданий занимает территорию между бывшей Жуковской, ныне улицей Минина – проходящей параллельно набережной, и самой набережной. Главный фасад нового трехэтажного здания выходит на Волгу, так что институтки, которым было запрещено покидать стены заведения, имели возможность хотя бы любоваться заволжскими просторами. На первом этаже здания жила начальница института, здесь же располагались зал, столовая, комнаты классных дам. На втором этаже были обустроены классы и физический кабинет, на третьем – домовая церковь и общие спальни воспитанниц, так называемые дортуары. К зданию примыкают два двухэтажных флигеля, в которых располагались лазарет, гардеробы, кухня, баня, людская. Флигели образуют двор – курдонер, выходящий на улицу Жуковскую (современную Минина). К зданию была подведена вода, работала единственная в городе сплавная канализация с бетонными трубами. Девочки обучались и жили в здании, построенном талантливыми архитекторами и инженерами по последнему слову творческой мысли.


По окончании выпускницы получали аттестат домашней учительницы, а получившие награду (медаль или книгу) - аттестат домашней наставницы и право без экзаменов поступать на платные педагогические курсы.

Среди выпускниц института есть известные фамилии как в нашем городе, так и за его пределами: Варвара Балакирева – младшая сестра Милия Балакирева, талантливого композитора, Александра Боборыкина - общественная деятельница русской эмиграции, Варвара Рукавишникова (Бурмистрова в замужестве, представительница рода Рукавишниковых), Ольга Кузнецова (будущая жена пароходчика Каменского), Софья Невзорова - революционерка.


Нижегородское издательство «Кварц» в 2019 г. выпустило книгу «Жизнь как она есть» - мемуары воспитанницы Мариинского института Ольги фон Тунцельман, откуда можно почерпнуть сведения о жизни пансионерок институте.


Полностью институт был закрыт в июне 1918 года, но учебный профиль здания не сменился. Здесь располагается факультет Нижегородского технического университета.

Часовня Федора Ушакова (Минина, 28а кор 1)


Часовня Святого адмирала Федора Ушакова построена по инициативе ректора и педагогов технического университета им. Р.Алексеева в 2000 году как дань памяти учителям и студентам, пострадавшим в годы репрессий. Это напутствие в новое тысячелетие о недопущении попрания православной культуры и традиций.

5 января 2004 г. часовня была освящена во имя Святого Федора Ушакова. Архитектор - Николай Кудряшов. ​ ​

Справка:

Федор Федорович Ушаков, флотоводец, адмирал, герой русско-турецкой войны еще при жизни прославился – ни одного проигранного сражения (из 43!), ни одного потерянного в бою корабля. Но слава, звания и награды – это еще не все. Ушаков заслужил кое-что поважнее, а именно - уважение, как человек честный, порядочный и милосердный. ​ ​ И все же канонизация Ушакова в двухтысячных для многих стала неожиданностью и породила множество споров. Но так или иначе, российские моряки обрели еще одного небесного покровителя, наряду с апостолом Андреем Первозванным и святителем Николаем Чудотворцем. ​ ​

Иконы с изображением святого праведного воина Феодора Ушакова весьма необычны. Достаточно сказать, что Ушаков пишется в адмиральском мундире и при орденах. Кроме того, на заднем фоне и в житийных клеймах появляются большие парусные корабли, что для русской иконописной традиции скорее редкость. Необычно и выраженное сходство с оригиналом. Атрибутом святого Феодора Ушакова стал свиток с надписью: «Не отчаивайтесь! Сии грозные бури обратятся к славе России».

НГТУ (Минина, 24 кор 1)


В начале 1930-х годов страна была охва­чена эйфорией строительства новой жизни. Самое модное слово - инду­стриализация. Когда в 1931 году на Откосе начинает строиться здание нового Индустриального института, предполагалось, что архитектурное решение должно воплотить в себе дух эпохи. Архитекторы Д.Н. Чечулин и И.Ф. Нейман проектируют простые геометрические коробки трехэтажных краснокирпичных зданий, ши­рокие «лежачие» окна, минимальные укра­шения: со стороны набережной - четыре колонны-пилястры, увенчанные скуль­птурными изображениями студентов (и студенток!) с книгами и чертежами в руках.


Главный вход (со стороны улицы Провиантской) производит впечатление парадности, монументальности за счет большой, широкой лестницы и сте­клянной ленты огромного оконного проема. Здание занимает целый квартал и имеет в плане сложную конфигурацию.


Строительство шло в спешке, достаточно тщательных изыскатель­ских противооползневых работ не проводи­лось, грунт был мягкий (только к середине XIX века здесь был засыпан овраг). Неудивительно, что еще до окончания строительства здание «покачнулось», его стягивали стальным бандажом и даже цепя­ми. Изначальная «нетвердость» постройки создаст еще много проблем последу­ющим поколениям, и ремонт огромного здания станет постоянным.


Начало Индустриальному институту положил Варшавский политехнический. В 1915 году во время Первой мировой войны Варшавский политех эвакуировали сначала в Москву, затем в Нижний Новгород. Переехал весь профессорско-педагогический состав, перевезли лабораторное оборудование и библиотеку. Один из факультетов – горный – остался в столице. На базе горного факультета был впоследствии создан Московский государственный горный университет.

Кроме того, еще один факультет Варшавского института эмигрировал в Новочеркасск.


Сегодня в НГТУ есть музей, в котором подробно описывается история переезда, собраны документы и вещи тех лет. В кабинете ректора вуза хранится реликвия - старинные деревянные часы. Они из ректората Варшавского политехнического института, им 150 лет. Часы удивительно хорошо сохранились, почти все детали оригинальные, механизм работает. Специальные сотрудники следят за их состоянием. Дело непростое, ведь запасных частей нет, все элементы в случае поломки надо либо восстанавливать, либо изготавливать вручную заново. Подобные часы есть лишь в Польше, в Гданьском университете. Правда, там они не ходят.


Для будущих корабелов в подвальном помещении нового здания был устроен опытовый бассейн с необходимым оборудованием (он работает до сих пор), а еще подвалы особенно пригодились в военное время: там было бомбоубежище.

Во время Великой Отечественной войны в здании временно разместились эвакуирован­ный из Ленинграда кораблестроительный институт, горьковский радиотехникум и школа № 1. Ни на день не прерывались занятия и в са­мом индустриальном институте.


В послевоенные годы огромное здание индустриального (с 1950 года - политехнического) института стало свидетелем настоящего расцвета ВУЗа. Появились новые факультеты, активно шла научная и об­разовательная работа. Ему уже не хватало площадей. В 1954 году со стороны двора был пристроен еще один корпус, а в 1963-ом - четвертая коробка корпусов, выходящих на улицу Минина, - для физтеха, одного из самых престижных тогда факультетов.

В вечном споре между физиками и лириками политехнический удивил: еще в пятидесятых здесь стали про­водиться студенческие вечера на англий­ском, немецком, французском языках, новогодние студенческие балы-маскарады, была активная вузовская театральная самодеятель­ность, от которой родился Театр эстрадных миниатюр политехников (знаменитый ТЭМП).


Институт разрастался, строи­лись новые корпуса. В главном здании ре­монтные работы велись постоянно, однако к 1974 году оно пришло в аварийное состоя­ние. Особую опасность представляли дере­вянные конструкции чердачных и межэтаж­ных перекрытий. Образовалось множество трещин, протечек, обваливалась штукатурка. Начался капитальный ремонт, который шел до 1983 года. Часть перекрытий сменили на железобетонные, бутовый фундамент заменили металлическими балками, рекон­струировали стенку и бровку Откоса.


Несмотря на проведенные работы, уже к концу 1990-х стало очевидным, что больших проблем не избежать. Со стороны набережной в конструкциях здания появи­лись трещины, процесс их раскрытия про­должался. В 2001 году случился оползень, и стало ясно, как важно, наконец, провести изыскательские работы и наметить пра­вильное направление реконструкции.


В числе выпускников НГТУ:


Густав Васильевич Тринклер, создавший бескомпрессорный дизельный двигатель, названный «Тринклер-мотором». Это выдающееся изобретение составляло серьезную конкуренцию существовавшим в то время аналогам, но его заметили не сразу. Между тем устанавливаемые и в современные автомобили дизельные двигатели правильно называть двигателями Дизеля, работающими по принципу Тринклера.


Игорь Иванович Африкантов, основатель, начальник и главный конструктор нижегородского Опытного конструкторского бюро машиностроения, основатель физико-технического факультета НГТУ. Игорь Иванович руководил работами по проектированию ядерных реакторов.


Ростислав Евгеньевич Алексеев, выдаю­щийся конструктор - создатель новых типов судов и экранопланов Он учился на кораблестроительном фа­культете, а в 1941 году, уже в военное время, при занавешенных чёрной тканью окнах аудитории защитил дипломный проект «Глиссер на подводных крыльях» и получил звание инженера кораблестроения. В 2007 году университет стал носить его имя.


Здесь преподавал Андрей Александрович Липгарт, конструктор автомобилей, с 1933 по 1951 год занимавший пост главного конструктора Горьковского автомобильного завода, где руководил разработкой 67 экспериментальных моделей, 27 из которых пошли в серийное производство, в том числе знаменитый ГАЗ-М20 «Победа».


Дом Кабачинского (Верхневолжская наб, 12)


Дом Кабачинского (годы постройки 1912-1913) – ОКН регионального значения, выстроен в стиле модерн.


Николай Васильевич Кабачинский Окончил Императорское Московское техническое училище (ИМТУ) – (будущую «Бауманку») в 1893 г. по специальности инженер-механик. Работал на Сормовском судостроительном заводе.

В то время Сормовский судостроительный был передовым предприятием в своей отрасли не только в российских, но и мировых масштабах. Достаточно сказать, что именно на этом заводе в 1870 году была запущена первая в России мартеновская печь, в 1896 году завод представлял на всероссийской ярмарке первые пароходы с электрическим освещением, а в 1903-04 по заказам «Товарищества Братьев Нобель» спустил на воду первые суда совершенно нового типа – теплоходы. Между прочим, до сих пор самый распространённый тип речных судов во всём мире.


Заказчиками Сормовского Завода была династия купцов-староверов Каменских, занимавшихся речным и конным извозом (см. следующую статью - "Особняк Каменских"). В 1909 году инженер Сормовского завода Н.В. Кабачинский был активным участником проекта по постройке для «Товарищества Каменских» шести пассажирских судов.


Известны имена этих кораблей – «Александр», «Василий», «Григорий», «Марианна», «Наталия», «Фёдор» (вероятно, следуя семейной традиции, использовали имена родственников – так основатели династии братья Каменские называли суда в честь своих сыновей).


Проект был осуществлён успешно. Корабли по своим рабочим качествам вышли даже лучше, чем было положено по контракту. Было ли это отступление от контракта допущено из чрезмерного служебного рвения или по сговору с заказчиком - неизвестно. Но инженер Кабачинский, по итогам разбирательства был с завода уволен.


И был тут же принят братьями Каменскими на новую должность. Одни источники называют Николая Васильевича Кабачинского инженером-консультантом Торгового Дома «Ф. и Г. Бр. Каменские». Другие – управляющим. Впрочем, может быть верным и то, и другое – в разные промежутки времени. В дополнение к должности инженер получил премию – подъёмные. Вероятно, именно на эти суммы и был построен дом на набережной. Согласно адресной книге 1911 года, «Кабачинскiй Ник. Вас., механикъ», живёт в некоем «доходном доме Баженова на Большой Печёрке», то есть на съёмной квартире. А в 1913 уже заселяется в собственный особняк, по соседству с домом своих нанимателей - Каменских.


Возможно, именно эта история успеха аллегорически увековечена в барельефах, украшающих окна особняка. Сова – символ знаний, мудрости и учёности – обрамлённая лавровыми ветвями – символом победы.


В 1913 году товарищество Ф. и Г. Каменские спускают на воду выдающееся для того времени по грузоподъёмности судно, названное в честь родового села братьев Каменских – «Данилиха». Проектировал судно, конечно, Кабачинский.


Но в 1910-х годах года дела Товарищества Братьев Каменских начали приходить в упадок. Братья рассорились между собой, экономику страны подкосила Первая Мировая война, начали давить конкуренты, которые в итоге поглотили товарищество. Контора была перенесена в Москву, хотя род Каменских и продолжал играть ведущую роль в делах.


А следы инженера Кабачинского теряются. Как сложилась его дальнейшая судьба – неизвестно. В истории отечественной инженерии фигурирует его сын - Николай Николаевич Кабачинский (1898-1959), видный педагог и ученый-кораблестроитель, преподаватель НГТУ им. Алексеева.


В особняке после революции располагались различные госучреждения. А в 80-х гг он привлёк внимание режиссёра Глеба Панфилова, и в нем снимался фильм «Васса» с Инной Чуриковой в главной роли.


Особняк Каменских (Верхневолжская наб., 11)


«Особняк Каменских» - так называли этот дом до революции, так мы называем его и сегодня. Построен в стиле неоклассицизма в 1913 году. Портик с монументальными колоннами напоминает о дворянских особняках Санкт-Петербурга. И не без оснований. Это творение архитектора из Санкт-Петербурга Бориса Андреевича Коршунова. А выполнял он заказ купца-пароходчика Федора Михайловича Каменского и его жены.


Наши нижегородские краеведы обратили внимание на род Каменских лишь в 1973 году. Именно тогда в этом особняке был обнаружен настоящий клад. Но о нем позже. Каменским уделяли сравнительно мало внимания, поскольку они не были коренными нижегородцами. Приехали купцы-пароходчики в Нижний из Перми. Вернее, приехало второе и третье их поколение.


А начинался род с крепостных крестьян пермского уезда княгини Бутеро - братьев Федора и Григория Каменских. Они смогли скопить денег, занимаясь извозом, и выкупиться на волю. Это было время бурного развития пароходства, и братья решают идти в ногу со временем.


На Сормовском заводе заказывают свой первый буксирный пароход «Работник». А дальше - больше: открывают пассажирское пароходство по линии Пермь - Нижний Новгород; регистрируют Торговый Дом «Ф. и Г. Братья Каменские»; заводят представительства в Санкт-Петербурге и Москве. А сами переезжают в Нижний Новгород.


В конце 19 века заявляет о себе и представитель третьего поколения рода Каменских - Федор Михайлович, владелец этого особняка. Он мог бы вести жизнь беспечного рантье. Но крестьянские корни и воспитание не позволяли жить в праздности. Федор Михайлович был человеком по-купечески деловым, но при этом его интересы не ограничивались семейным бизнесом. Например, он мог поехать в Москву, только чтобы посетить премьеру спектакля. Собирал коллекцию произведений искусства.


Его жена, Ольга Ивановна Каменская, урожденная Кузнецова - дочь нижегородского виноторговца, во всем поддерживала увлечения своего мужа. Сама любила театр, прекрасно музицировала.


Решив обзавестись собственным домом, они пригласили столичного архитектора, и проект утвердили совсем "не купческого" вида. Кстати, изначально перед домом планировалось установить еще и скульптуры. Именно в таком виде изображен особняк на крышке золотого портсигара. Это был подарок архитектору, который Каменские вручили Коршунову по завершении строительства. На портсигаре была еще и надпись: "Нашему устроителю".


Первая мировая война и революции вынуждают уехать. Но они, без сомнения, рассчитывали вернуться, поскольку в покинутом особняке они устроили тайник, где спрятали большую часть своей коллекции.


В 1918 году дом был национализирован. И только в 1973 году, когда по предписанию пожарной службы начали демонтировать дубовую лестницу, чтобы заменить ее на несгораемую железную, тайник был обнаружен.


Аккуратно завернутые в газеты 626 предметов старины 17-19 веков. Русский фарфор фабрик Гарднера и Попова, саксонский фарфор, хрусталь, тарелки к 300-летию дома Романовых, ордена, альбомы, картины. И что не менее ценно - дневники хозяев. Коллекцию передали в исторический музей.

В настоящий момент особняк Каменских находится в состоянии затяжной реставрации.

Памятник Петру Нестерову и макет «Ньюпора»


В 1987 году в нашем городе был установлен памятник выдающемуся русскому летчику – Пётру Николаевичу Нестерову. Авторы - известные скульпторы Рукавишниковы (потомки нижегородского купеческого род аРукавишниковых.


Родился Нестеров в 1887 г. в семье офицера - воспитателя Нижегородского кадетского корпуса (современное здание Законодательного собрания в Нижегородском Кремле). Отец умер в возрасте 27 лет, оставив жену и троих сыновей - Николая, Петра и Михаила - практически без средств к существованию. Забегая вперед, скажем, что только одному из братьев – Николаю – суждена была долгая жизнь. Безоговорочно приняв после Октябрьской революции сторону большевиков, он служил в Советской Армии, стал генералом, преподавателем одной из военных академий. Михаила и Петра ожидала смерть в воздухе.


По счастью, бедственное положение семьи это не помешало Петру Нестерову получить образование – его приняли в Нижегородский кадетский корпус, где ранее преподавал его отец, на казенный счет.


Петр Нестеров был смелым и отзывчивым товарищем, с развитым чувством прекрасного, неплохо рисовал, пел, играл на мандолине. Композитор А. К. Глазунов предсказывал ему большое вокальное будущее. Пётр много читал. Его интересы были разнообразными, он овладел несколькими иностранными языками, увлекался орнитологией.


В 1904 году Пётр Нестеров закончил Кадетский корпус по 1-му разряду и был направлен для продолжения учёбы в Михайловское артиллерийское училище. После блестяще сданных экзаменов подпоручик Нестеров назначается в 9-ю Восточно - Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду. От многих офицеров он выгодно отличался не только познаниями, но и своим отношением к подчиненным. Вскоре его артиллерийский расчёт вышел в учебных стрельбах на первое место.


Случай повернул судьбу Нестерова. Его внимание привлек аэростат, находившийся во Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте. Познакомившись с офицерами роты, он высказал мысль о применении аэростата в качестве наблюдательного пункта для корректирования артиллерийской стрельбы.


В 1910 Нестеров по болезни был переведён в Кавказскую резервную артиллерийскую бригаду "по климатическим условиям сроком на один год". Во Владикавказе Нестеров познакомился с Артемием Кацаном, пилотом - авиатором, построившим планер собственной конструкции. "Мое увлечение авиацией началось с 1910 года... - вспоминал потом П. Н. Нестеров. - Я поставил себе задачу построить такой аппарат, движения которого меньше всего зависели бы от окружающих условий и почти всецело подчинялись бы воле пилота".

В 1911 году, находясь в отпуске в Нижнем Новгороде, Пётр Нестеров становится членом Нижегородского общества воздухоплавания.


В сарае на Провиантской улице Нестеров с друзьями по кружку построили планер. Мать помогла сшить обшивку к планеру. Для испытаний выбрали поле за Пётропавловским кладбищем (современны парк Кулибина). Запустили планер с помощью лошади. Лошадь разбежалась, и аппарат, набирая скорость, вместе с испытателем поднялся в воздух на 2 - 3 метра. "Нижегородский листок" 3 августа 1911 года отмечал, что "проба оказалась весьма удачной".


В том же году Нестеров поступает в Петербургскую офицерскую воздухоплавательную школу. В составе авиационного был переведён в Варшаву, где в ноябре 1912 года начал тренировочные вылеты на боевых "Ньюпорах" и зарекомендовал себя как лётчик - экспериментатор. Так, во время одного из полётов он набрал высоту 1600 метров (что уже было достижением) и, выключив мотор, кругами, восьмёрками спланировал над Варшавой, чем "привёл товарищей в трепет".


Талант лётчика и военного специалиста Нестерова особенно проявился во время первых в России совместных учений авиации и артиллерии. Было сделано много открытий, которые с успехом использовались потом советскими авиаторами. Пётр Николаевич тренировался в совершенствовании пилотирования, в отработке крутых виражей, готовясь осуществить "мёртвую петлю". Одолевали сомнения в надежности конструкции самолёта, а главное - будет ли его эксперимент нагляден. Он решился на демонстрацию. 27 Августа 1913 года нестеровский "Ньюпор" вновь взмыл в небо. Набрав высоту 800 - 1000 метров, лётчик, как явствует из рапорта начальства, выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров мотор снова включился, самолёт устремился вертикально вверх, потом на спину, описал петлю и пошёл в пике. Мотор выключился, самолёт выпрямился и плавной, красивой спиралью благополучно приземлился.


Из Нижнего Новгорода начальник кадетского корпуса телеграфировал: "Корпус восторженно приветствует своего славного питомца блестящим успехом на гордость русской авиации".


Нестеров практиковал взлёты и посадки в темноте, разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки, вынашивал идею о перестройке хвостового оперения в виде "ласточкина хвоста", мечтал выйти в отставку и целиком посвятить себя конструированию самолётов. Но в июне 1914 года началась война...


В боевых условиях Нестеров продолжал совершенствовать тактику ведения ночной разведки, искал новые способы боевого применения авиации, осуществлял бомбометание, да так эффективно, что австрийское командование обещало крупную денежную награду тому, кто собьёт аэроплан Нестерова.

Русский пилот отстаивал мысль о возможности и необходимости воздушного боя, который, ввиду отсутствия в то время на самолёте пулемёта, он усматривал в таране, причем неприятельская машина должна быть сбита ударом сверху. Вскоре Нестеров осуществил этот приём на практике. 26 Августа 1914 года Нестеров таранил самолёт австрийского пилота Розенталя, который вёл воздушную разведку передвижения русских войск.


Произошло это в небе близ города Львова, на глазах местных жителей. Барон Ф. Розенталь дерзко летел на тяжёлом "Альбатросе" на высоте, недосягаемой выстрелами с земли. Нестеров смело пошёл ему наперерез в лёгком быстроходном "Моране". Австриец пытался убежать, но Нестеров настиг его и врезал свой самолёт в хвост "Альбатроса". Свидетель тарана писал:

"Нестеров зашёл сзади, догнал врага и, как сокол бьёт неуклюжую цаплю, так и он ударил противника".

Громоздкий "Альбатрос" ещё продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и стремительно упал. При этом погиб и Пётр Нестеров.


Отважный пилот был погребён в Киеве как национальный герой. В 1914 году на месте его гибели в городе Жолкове Львовской области был сооружён монумент, а вскоре городок переименован в Нестеров. Позднее, в 1980 году, в этом городе построили мемориал памяти героя - авиатора.


Напротив нижегородского памятника Нестерову установлен макет самолёта «Ньюпор-4», на котором летчик впервые выполнил «мёртвую петлю».

Сокурсники Петра Нестерова по авиационному отряду, которые не верили в возможность «петли», сочинили шараду-эпиграмму:


Ненавидящий банальность, Полупризнанный герой, Бьёт он на оригинальность, Своею мёртвою петлёй


Нестеров, в свойственной ему юмористической манере, ответил оппонентам:


Коль написано: петля, То, конечно, это я. Но ручаюсь вам, друзья, На петлю осмелюсь я Одного хочу лишь я, Свою петлю осуществляя: Чтобы эта «мертвая петля» Была бы в воздухе живая. Не мир хочу я удивить, Не для забавы иль задора, А вас хочу лишь убедить, Что в воздухе везде опора…


Усадьба Рукавишниковых – НГИАМЗ (Верхневолжская наб., 7)


Перед вами величественное и роскошное - усадьба купцов Рукавишниковых.


В начале 19 столетия в Нижний из Балахны переезжает Григорий Михайлович Рукавишников, из бывших крепостных. К занятиям предков - торговле солью и ростовщичеству - он добавляет торговлю водкой и железом, а в 1822 году строит первый в городе "железоделательный" завод, т.е. становится ещё и фабрикантом. Однако "железным стариком" в итоге прозвали его сына, Михаила Григорьевича, который развил семейное дело и укрепил его позиции.


Из детей "железного старика" только старший сын Иван был допущен к семейному бизнесу. Остальные предпочитали жить в свое удовольствие на проценты, потихоньку спуская миллионное наследство на свои прихоти.


Так Сергей Михайлович Рукавишников отличался особой любовью к помпезному строительству. В 1877 году он решает превратить скромный двухэтажный дом на набережной, купленный еще его отцом, в роскошную усадьбу в стиле итальянских палаццо позднего Возрождения. При этом новый дом как бы надстраивают поверх старого.


Легенда гласит, что когда приглашённый из Москвы архитектор Бойцов поинтересовался у заказчика, в каком стиле проектировать здание, в ответ он услышал: "Во всех, у меня на все стили денег хватит".


Таким образом, особняк Рукавишниковых даёт прекрасное представление о том, что такое купеческий вкус – очень дорого, добротно и пышно, но с явным перебором. К зданию достроили третий этаж, крылья фасада, внутри - парадную лестницу из мрамора. Особняк обильно украсили лепниной. Редкой роскошью отличается и внутреннее убранство дома.


В доме было сделано паровое отопление и вентиляция, а в 1903 г. он одним из первых среди частных домов получил электрическое освещение. Лучших апартаментов в городе было не сыскать. Именно поэтому Рукавишниковы принимали под свои кровом высоких гостей. В 1896 году здесь остановились приехавшие на открытие XVI Всероссийской художественно-промышленной выставки эмир бухарский и китайский полномочный министр Ли Хунчанг, пребывавший в должности вице-короля. Министр был настолько очарован красотою дома и нижегородским гостеприимством, что, вернувшись домой, прислал хозяину бесподобного дворца орден Желтого дракона.


В 1911 году Нижнем Новгороде во дворце на Верхне-Волжской набережной разразился скандал. Хозяин дома Сергей Михайлович Рукавишников получил новый номер журнала «Современный мир». В нем вышла первая часть романа «Проклятый род». С первых же страниц Сергей Михайлович узнал отца, братьев и себя. Но самым возмутительным было то, что автором романа оказался его собственный сын – Иван Рукавишников.


«Дом Макаров, будущий дом его велик и прекрасен, тысячи каменщиков будут строить его. И будет дом дворец и во дворце 100 комнат. И будет дом тот стоить ровно мильён, так нужно! Пусть весь город ахает».


Писатель Иван Рукавишников признавался, что ещё с детства чувствовал себя белым вороненком, он отошел от семейного дела, уехал в столицу и вошел в кружок декадентов. Подружился с Бальмонтом, Брюсовым. И привык к пометкам, которые оставляли редакторы на его рукописях: «Денег автору не требуется, у него папаша миллионщик».


Впрочем, после издания «Проклятого рода» отец проклял сына и лишил его наследства.


Иван Рукавишников на много лет пережил отца и всех родственников. Радовался, когда в 1917 году дворец на набережной национализировали. Вместе с братом обратился к властям с идеей разместить здесь музей. Сам собирал коллекцию для музея.


В годы Великой Отечественной войны, когда город подвергался бомбежкам, чтобы сохранить музей, его перевезли в Нижегородскую область, а после войны вернули. Любопытно, что под старинным усадебным зданием в годы войны располагалась основная часть бункера Сталина, так называемый объект 74.


В 1924 году в особняке бывшей усадьбы купца Рукавишникова на Верхне-Волжской набережной получил свою постоянную прописку краеведческий музей (в дальнейшем – филиал НГИАМЗ - Нижегородского Государственного историко-архитектурного музея-заповедника).


НГИАМЗ - старейший и самый крупный музей Нижегородской области. Он ведет свою летопись с 1896 года. Впервые он открыл двери широкой публике в Дмитриевской башне кремля. За более, чем столетнюю историю музеем накоплены уникальные коллекции памятников культуры (свыше 300 тыс. предметов), среди них - произведения декоративно-прикладного искусства, живописи, графики; уникальные коллекции фарфора, тканей, мебели, изделий из металла, музейные предметы из частных собраний дворян Абамелик-Лазаревых, Шереметевых, из коллекций представителей купеческого сословия В.М. Бурмистровой (урожденной Рукавишниковой), Д.В. Сироткина, из собрания нижегородского фотографа А.О. Карелина и многих других.


В течение 16 лет (с 1994 года) двери парадного подъезда рукавишниковского палаццо были закрыты. В 2010 году реставрационные работы были завершены. Восстановление первоначально богатой и изысканной отделки интерьеров, выявленной в ходе исследования здания, во многом подтверждает свидетельства современников строительства особняка.


Музей Нижегородской Радиолаборатории – Газпром (Верхневолжская наб., 5)


Мемориальные доски с профилями А. С. Попова и М. А. Бонч-Бруевича извещают, что здесь в 1918 г. по указанию В. И. Ленина начала работать Нижегородская радиолаборатория с мастерскими - первое и единственное в те годы научно-производственное учреждение.


Мемориальная доска, расположенная слева, несколько мистифицирует зрителя. Можно подумать, что здесь-то и родилось радио, но, на самом деле, в этом здании Александр Степанович Попов вряд ли бывал.


Радиопередача была им впервые продемонстрирована в 1895 году. Он и впрямь в это время (с 1889 по 1898) работал в Нижнем Новгороде, но только в летние месяцы, когда действовала Ярмарка, где он руководил электростанцией. В остальное же время он трудился в своей лаборатории в Кронштадте, где и продемонстрировал свое изобретение.


В 1896 году в Нижнем Новгороде проводилась XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка. Посетители сельскохозяйственного павильона быстро обратили внимание на странное поведение одного из экспонатов зала метеорологии. Если подавал "голос" находившийся там звонок, то через некоторое время над городом вспыхивали молнии, гремел гром, а на землю обрушивался ливень. Скромная табличка извещала, что сей аппарат – «грозоотметчик» - предназначен для записи электрических разрядов в атмосфере, а изготовил его Александр Степанович Попов из Кронштадта.


А.С. Попов говорил:

- Я русский человек, и все свои знания, весь свой труд, все свои достижения я имею право отдавать только моей Родине. И если не современники, то, может быть, потомки наши поймут, сколь велика моя преданность нашей Родине и как счастлив я, что не за рубежом, а в России открыто новое средство связи.


А в этом доме сначала помещалось пароходное общество «Кавказ и Меркурий», а затем с 1860 года – общежитие семинарии, располагавшейся неподалеку.

Лаборатория поселилась тут лишь в 1918 году, но в ее составе были прямые ученики Попова.


Радиолаборатория была сначала сформирована в Твери, но за отсутствием технической базы вскоре переведена в наш город. Инициатором ее создания был ленинский сподвижник Бонч-Бруевич, а непосредственным руководителем – Лещинский, ученик Попова. Здесь велась разработка и производство электронных ламп. К 1920 году Бонч-Бруевич создал лампу такой мощности, что стала возможна прямая радиосвязь Нижний-Москва. В том же году здесь впервые в мире применили быстродействующие буквопечатные аппараты.

Спустя два года тут создают первые полупроводники, а также транслируют первый радиоконцерт.


С НРЛ начинается биография многих нижегородских НИИ и предприятий радиоэлектроники и связи, таких как НИРФИ, ИПФРАН, НИИРС, НИПИ, заводы им. Фрунзе, телевизионного, аппаратуры связи им. Попова, им. Петровского и др.

В 1974 г. в здании был открыт мемориальный музей НРЛ.

Усадьба Сироткина (НГХМ), памятник Сироткину (Верхневолжская наб., 3)


Перед нами особняк купца 1-й гильдии и промышленника Дмитрия Васильевича Сироткина.


Дмитрий Васильевич был крупнейшим судовладельцем в Нижнем Новгороде конца XIX — начала XX века. Это был человек большого таланта и необычной судьбы, личность незаурядная, противоречивая.


Происходил из крестьянской старообрядческой семьи. Отец его, Василий Иванович, хлебопашествовал, а попутно в зимнее время, когда на поле делать нечего, занимался торговлей щепным товаром. Покупал у деревенских кустарей ложки, посуду, бочки, приобретал одну, две лодки, грузил на них товар и отправлялся в Астрахань – торговать. Постепенно крестьянин-купец поднаторел в торговле, в судовождении, и побочный коммерческий промысел стал основным источником доходов семьи.


Василий Иванович приобретает задешево старую паровую машину, устанавливает ее на собственный деревянный пароход. И вот он уже судовладелец. Судно было неказистым, да и с паровой машиной пришлось повозиться, оттого и название получило – «Многострадальный». Но деревянная посудина оказалась неплохим работником, за несколько лет окупила себя, за что в благодарность получила новое название «Оправданный».


Со временем Василий Иванович перебрался из деревни в Нижний Новгород, где записался в третью купеческую гильдию. Дела пошли неплохо. Василий Иванович привлекает к работе сыновей - сначала старшего как главного помощника, позднее - среднего Дмитрия. Подростка, который только и успел, что обучиться грамоте и счету на дому, определили на должность матроса – чернорабочего. Отцовский пароход «Воля» стал для Дмитрия главным университетом, наукой жизни, на нем он постиг весь курс речника от низшей ступени – матроса до высшей - капитана.


Удачно начатое сироткинское дело неожиданно рухнуло: погиб старший брат Дмитрия – Викул. Без него, главного двигателя семейного предприятия, дела у Сироткина-старшего пошли вкривь и вкось, фирма погрязла в долгах. Дмитрий, понимая, что отцовского дела уже не возродить, и начинает создавать собственное дело. «Хитрый Митрий», как впоследствии за удачливость и оборотистость его прозвали на Волге, женится на девушке из богатой купеческой семьи, которая помогает ему «встать на ноги». Также ему досталась часть средств от отцовских капиталов, при этом отец всю оставшуюся жизнь говорил, что сын ограбил его. А волевой и энергичный Дмитрий Васильевич двигается вперед, покупает собственный пароход, который называет «Воля». Через короткое время, весьма умножив капитал, он приобретает нефтеналивную транспортную компанию. Это приобретение определило его дальнейшую деятельность на Волге – перевозку нефтепродуктов.


Уже через 2 года молодой энергичный купец заставил говорить о себе весь город. Его избирают в Городскую думу. Стремительно рос авторитет Сироткина среди нижегородских судовладельцев. Показав себя знатоком пароходного дела, он становится постоянным представителем родного города на предпринимательских съездах по водным путям.


По достоинству Дмитрия Васильевича оценили и братья по вере – старообрядцы белокриницкого священства. В конце 19 века его избрали религиозным главой этой авторитетной и многочисленной группы староверов.


Сироткин был новатором во всем и, конечно, в сфере технических идей, за что заслужил прозвище «американец». Именно он задумал перейти на эксплуатацию нефтеналивных барж новой конструкции, напоминающей старинную расшиву. Техническим исполнителем этой идеи стал выдающийся русский инженер В.Т.Шухов. Шухов спроектировал огромную баржу с почти плоским днищем и закругленным носом, благодаря чему огромная, наполненная почти 10 тысячами тонн нефти посудина спокойно шла по речному мелководью. Среди специалистов такая идея произвела фурор. А некоторое время спустя Сироткин первый начал замену паровых машин на судах на более экономичные, компактные и мощные дизели.


Еще больше, чем на нефти, заработал Сироткин на Первой мировой войне. Поставлял в армию продовольствие, обмундирование – полушубки, ватники, запчасти для кораблей и лодок, подковы.

Став состоятельным человеком, Сироткин захотел построить себе роскошный дом в центре города. Для этого в 1913 году были приглашены молодые архитекторы братья Веснины (Александр, Виктор, Леонид). Это был их первый самостоятельный проект.


Сироткин поставил архитекторам условия, которые трудно было соединить друг с другом. Заказчик обратился к молодым зодчим с очень нестандартным требованием. "Вы, - говорил он (вспоминает в 1937 году в одной из своих статей В.А. Веснин), - выстройте такой дом, чтобы после моей смерти он мог быть музеем, но квартира, в которой я буду жить, чтоб была деревянной". И еще: "Сироткин решил сделать в кабинете звездное небо: приказал поставить "агромадные" звезды из лучшего червонного золота". Кстати, при реконструкции здания 1993 года в полу в спальне в мужской и женской половинах были обнаружены кирпичные основания от печей-лежанок.


В ходе реставрации под слоем штукатурки были обнаружены росписи потолков. Потолок одного из залов с выходом на лоджию был расписан Александром Весниным. Роспись выполнена в стиле старых мастеров (итальянских, испанских), но и не без влияния новых (модернистов). Известна история, когда старообрядцы, единоверцы Сироткина, придя в строящийся дом и увидев полуобнаженные живописные фигуры, пришли в страшное негодование. Сироткин приказал художнику: «Одеть!». Но староверы не успокоились и постановили - уничтожить нечестивые картинки, на которых вместо бога и ангелов на облаках восседают смертные красавицы. Однажды рано утром, когда все еще спали и в строящемся доме никого не должно было быть, внутрь проникли два маляра с ведрами купороса и кистями с целью уничтожить греховные изображения. Помог случай: в доме помимо сторожа оказался производитель работ, у которого не сходился баланс, и росписи были спасены.


В том же 1913 году Сироткин избран нижегородским городским головой на четырёхлетний срок. От жалования при этом он демонстративно отказался. Во время пребывания его на должности городского главы Нижнего Новгорода началось строительство канализации, было выкуплено в собственность города трамвайное и электрическое хозяйство, открылась городская хлебопекарня. Дмитрий Васильевич принимал участие в открытии в 1915 году Народного университета.


Второй раз Сироткин избирался городским головой на 1917—1920 гг. Выборы состоялись 7 февраля 1917 года, а уже в начале сентября Сироткина сменил городской голова Временного правительства.


Дом на набережной, законченный в 1916 году, был реквизирован городским Советом рабочих и солдатских депутатов для собственного размещения.

В 1924 году в доме разместился художественный отдел историко-художественного музея.


Дмитрий Сироткин уехал из России. Жил в Белграде, на Дунае имел свое дело по судоходной части. Тосковал по Родине. Вспоминал Волгу. После Великой Отечественной войны очень просился в Россию, но разрешения не получил. Наши солдаты, беседовавшие с ним в 1944 году, рассказывали: "Был очень доволен, узнав, что дом его на Откосе приспособили под музей".


Умер Дмитрий Васильевич в начале 1950-х годов, дожив до глубокой старости.


Сегодня в Усадьбе Сироткина - один из филиалов Нижегородского государственного художественного музея. Открытие после капитального ремонта произошло 30 сентября 2009 года.


Здесь располагается самое большое в России станковое полотно – более 40 квадратных метров (698×594 см) (можно сравнить с размерами хрущевских квартир) — картина К. Е. Маковского «Воззвание Минина», которая была написана в 1896 году (а писалась она в течение 20 лет). Полное название картины: «Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям». Работа является одной из самых известных картин на патриотическую тему России.

Помимо этой картины здесь представлены экспозиции западноевропейского искусства.


Кроме того, посетители могут любоваться и интерьерами самого здания - здесь все, включая мебель, люстры, паркет и другие детали интерьера отреставрированы и имеют первоначальный вид.

Дом Архитектора (Верхне-Волжская наб., 2) и Нижегородская Медицинская Академия (Верхне-Волжская наб., 1)


В 1850 года титулярный советник Порфирий Николаевич Григорьев купил с торгов обширный участок земли поблизости от Георгиевской башни Нижегородского кремля. После этого он заказал у архитектора М. К. Ястребова проект двухэтажного каменного дома со сводчатыми подвалами. Годы постройки – 1850-1851.

История дома связана с именами двух литературных знаменитостей.


В 1858 году здесь проживал поэт Тарас Григорьевич Шевченко. Оказался он в Нижнем Новгороде не по своей воле – Шевченко направлялся из Оренбургской ссылки в Петербург. Но уже в пути его догнало запрещение проживать в обеих столицах, и несчастный «бывший художник» (как именовали его в официальных бумагах) застрял в Нижнем - без денег, без друзей, в расстроенном состоянии здоровья. Правда, пропасть ему не позволили – сам губернатор Александр Николаевич Муравьев, бывший декабрист, взялся хлопотать о нем. Нашли поэту квартиру, помогли деньгами, а там пришло и окончательное помилование и разрешение на право свободного въезда в столицы.

Все в том же 1858 году в этом же доме в квартире управляющего пароходством останавливалась литературная знаменитость уже мирового масштаба - Александр Дюма (отец). Предприняв путешествие по России, Дюма после Петербурга и Москвы устремился в Нижний Новгород. Он желал увидеть знаменитую Нижегородскую ярмарку. «Перед нами открылось такое зрелище, что я ахнул от удивления. С высоты мы увидели слияние Волги и ее притока Оки, перед нашими глазами было все поле ярмарки, то есть почти два квадратных лье земли, покрытой ларьками; среди них сновала многонациональная толпа: русские, татары, персы, китайцы, калмыки и Бог знает, кто еще», - напишет он позже. В доме губернатора Муравьева знаменитого литератора ожидал пышный прием, а сверх того сюрприз - встреча с графом и графиней Анненковыми, героями его романа «Учитель фехтования».


В 1973 году дом подвергся перестройке под руководством архитектора Владимира Александровича Орельского. Теперь в здании находится Нижегородский Дом Архитектора. Он традиционно используется как площадка для встреч представителей власти с представителями городской общественности по поводу городского благоустройства.


Памятник Чкалову и Чкаловская лестница

У стен Кремля на солнечном Откосе,

На фоне двух великих русских рек,

Стоит в комбинезоне человек,

Весь устремленный в голубую просинь.

Под ним на карте высечена карта

Его воздушных легендарных трасс,

А он не сводит с неба зорких глаз,

Как будто ждет команду перед стартом.

Плывут гудки над Волгой и Окою,

И, кажется, что видит он в дали,

Как в небо голубое-голубое,

Ломая притяжение Земли,

Другое племя, племя молодое,

Уводит в космос наш корабли.

В.Каныгин «В.Чкалов» (Сонет) 1953 г.

На высоком волжском откосе стоит памятник, посвященный великому летчику-испытателю Валерию Павловичу Чкалову. Открытие этого монумента состоялось 15 декабря 1940 года.


На трех высоких ступенях, облицованных черным гранитом, установлен цилиндрический пьедестал, на котором возвышается бронзовая фигура летчика. Валерий Чкалов, в летном костюме, стоит, и как бы надевает перчатку, устремив свой взгляд в бескрайнее небо.


На поверхности пьедестала нанесена контурная карта Северного полушария. На карте обозначены маршруты знаменитых беспосадочных перелетов Чкалова: Москва - остров Удд и Москва-Северный полюс-Ванкувер (США).

Внизу постамента накладными буквами из бронзы изначально была сделана надпись: «1904 –1938. Сталинскому соколу. Великому лётчику нашего времени Валерию Чкалову». После разоблачения культа личности Сталина из этого текста убрали слова «Сталинскому соколу». На постаменте просматриваются следы от креплений демонтированных букв.


Друг Валерия Чкалова скульптор Исаак Менделевич изначально планировал установить на этом месте памятник Максиму Горькому. Но после трагической гибели Чкалова в 1940 году решили, что лучшего места для памятника выдающемуся летчику не найти.


В 1943 году в честь победы в сталинградской битве была заложена Чкаловская лестница (изначально называлась Сталинградской). Возникла она здесь неспроста. Волжский откос, который простирается вдоль верхней части города, весь пронизан подземными речками и родниками. Чкаловская лестница - узловое сооружение дренажной системы, которая отводит их воду в Волгу. Проектировалась она еще в тридцатых годах. Идея строительства принадлежала председателю Горьковского горисполкома Александру Шульпину. Он же добился в Москве выделения соответствующего бюджета.


Был объявлен конкурс, в котором победил архитектор Александр Яковлев со своим проектом титанической «восьмерки», самой высокой на тот момент лестницы в Советском Союзе. Согласно первоначальному плану, предполагалось украсить лестницу фигурами вождей и огромным изображением Ордена Ленина, но от этой идеи впоследствии отказались – военное время требовало экономии средств и сил. И все равно по окончании работ, длившихся шесть лет, вместо премии Шульпин получил обвинение в растрате государственных средств - на строительство ушло более 8 млн. рублей (астрономическая сумма!). Вскоре он был исключен из партии и отправлен в лагерь. Освобождения и реабилитации Шульпин дождался нескоро - только после смерти Сталина.


Количество ступеней в Чкаловской лестнице является предметом постоянных споров. В путеводители советского времени вошла цифра 560, но после реставраций последних лет она явно не соответствует действительности.


По традиции в день города нижегородцы устраивают забег вверх по Чкаловской лестнице. Несколько лет подряд победу одерживает спортсмен Никита Бурда.


Справка


Валерий (Валериан) Павлович Чкалов родился 2 февраля 1904 года в селе Василёво (в 1937 году переименовано в Чкаловск). Согласно официальной биографии, отец Чкалова был рабочим-котельщиком, но в действительности рабочим он стал только после раскулачивания. Валерий после окончания школы недолго поучился в техническом училище, но не закончил его. Работал кочегаром, помощником молотобойца.


«В девятнадцатом году в Нижнем Новгороде я впервые увидел самолет. Это была морская машина. Она покачивалась на волнах, привлекая к себе всеобщее внимание. Я смотрел на доселе невиданную птицу, любовался ее лакированными плоскостями, блеском металлических частей мотора, восхищался красивыми, четкими линиями и… мечтал полетать на ней…» - вспоминал Валерий Павлович. В этот день он твердо решил стать летчиком и начал свой путь в авиацию с малого – с работы учеником слесаря-сборщика самолетов.


В 1921 году Чкалов как лучший производственник был направлен в Егорьевскую авиационную школу, после успешного окончания которой – в Борисоглебскую летную школу.


В июне 1924 года военный лётчик-истребитель Чкалов был направлен для прохождения службы в Ленинградскую Краснознаменную авиаэскадрилью имени П. Н. Нестерова (тоже нижегородца!). За время службы в эскадрилье он проявил себя как дерзкий и отважный лётчик. Совершал рискованные полёты, за что получал взыскания и неоднократно отстранялся от полётов.


За годы работы в НИИ он совершил более 800 испытательных полётов, освоив технику пилотирования 30 типов самолётов. С января 1933 года Валерий Чкалов работал лётчиком-испытателем Московского авиационного завода имени Менжинского. Он испытывал самолёты истребители И-15 и И-16 конструкции Н.Н. Поликарпова.


5 мая 1935 года авиаконструктор Николай Поликарпов и летчик-испытатель Валерий Чкалов за создание лучших самолётов-истребителей были награждены высшей правительственной наградой — орденом Ленина.


В 1936 с Г.Ф. Байдуковым и А.В. Беляковым на самолете АНТ-25 совершил беспосадочный перелет Москва - Петропавловск-Камчатский через Ледовитый океан и был удостоен звания Героя Советского Союза. С 18 по 20 июня 1937 с этим же экипажем совершил сверхдальний беспосадочный перелет из Москвы в США через Северный полюс, покрыв расстояние свыше 12 тыс. км, установив мировой рекорд беспосадочного полета.


Экипаж находился в воздухе почти 64 часа, причем значительную часть пути проделали в тяжелейших погодных условиях. По плану они должны были приземлиться в Портленде, но, когда увидели тысячи людей, встречающих их, Валерий Павлович решил искать другое место посадки: «Иначе нас постигнет участь Линдберга», — сказал он. (Американский летчик Чарлз Линдберг совершил первый перелет через Атлантику из США во Францию. Встречающая толпа растащила весь самолет на части, а самого летчика оставила в нижнем белье — всю одежду разорвали на сувениры). В итоге, они приземлились на небольшом военном аэродроме Ванкувера.


15 декабря 1938 года Валерий Павлович Чкалов погиб, испытывая самолет новой конструкции И-180 на Центральном аэродроме в Москве. Ему было тогда только 34 года.


Георгиевская башня Нижегородского Кремля


Название ей дано "традиционно" - в честь церкви Святого Георгия Победоносца, что стояла неподалёку, но была разрушена (о ней также напоминает название улицы Георгиевский съезд).

Георгиевская церковь (построена в дереве впервые, предположительно, в конце XV — начале XVI веков) была перестроена в камне в 1702 году при митрополите Исайе нижегородским купцом А. А. Пушниковым. Была украшена мелким орнаментом белого камня, имитирующим кружево. Рядом была выстроена колокольня в том же стиле. В здании соединялось несколько архитектурных направлений того времени: петровское барокко, нарышкинское барокко и флорентийские мотивы.


В 1927 году всё ценное имущество храма изъяли в Госфонд, а 3 марта 1930 года Президиум Нижгорсовета постановил закрыть и снести церковь, как «занимающую площадь, намеченную под строительство Н.Г.У.». После многочисленных протестов со стороны Главнауки церковь была закрыта, но не снесена. Однако в 1932 году ее все же решили уничтожить. На месте церкви была возведена гостиница "Россия" ("Волжский откос"), в 2020 году также снесенная (в настоящий момент планируется возведение на том же месте нового гостиничного комплекса, внешне копирующего "Волжский откос").


Георгиевская башня стоит на самом краю крутого волжского откоса. Именно поэтому её стены усилены «быками» или контрфорсами - мощными подпорными конструкциями. Значительная часть башни сегодня не видна. Два яруса башни почти целиком находятся под землёй, от ворот на виду осталась лишь вершина арки.


Еще в 17 столетии был засыпан ров, а подъёмный мост, ведущий в башню, за ненадобностью разобран. Само устройство подъёмного моста в Георгиевской башне сохранилось почти без изменений, и снаружи на ее стене видны древние проушины для цепей


Георгиевская башня неоднократно ремонтировалась, а в конце 18 века после закладки проемов между зубцами была переоборудована под склады.


Прясло между Георгиевской и Пороховой башнями и полностью реставрировано в 1950-52 гг.


У Пороховой башни – памятный знак, в честь соединений, сформированных в городе в годы ВОВ


8 мая 1975 года к 30-летию Победы на кремлевской стене между Дмитровской и Пороховой башнями был открыт этот памятный мемориал в честь соединений, сформированных в городе Горьком и Горьковской области в годы Великой Отечественной войны.

22 июня 1941 года был обычный воскресный день, наполненный радостными хлопотами. В городе намечались праздничные мероприятия. Горожане предвкушали яркое зрелище - должна была пройти традиционная парусная гонка по маршруту Горький-Чкаловск на призы имени Чкалова.

Но в час дня прозвучала страшная весть, потрясшая людей.


Уже час спустя на площади Минина и Пожарского (в то время – Советской) состоялся общегородской многотысячный митинг, на котором перед собравшимися выступил секретарь Горьковского обкома ВКП(б) И. М. Гурьев. В принятой резолюции говорилось: «Мы, горьковчане, потомки пламенного патриота-нижегородца Кузьмы Минина, клянемся, что отдадим все силы, всю свою энергию, а если потребуется и жизнь для полной победы над фашистскими захватчиками, для полного разгрома германского фашизма…».


С этого времени главным лозунгом горьковчан стало: «Все для фронта, все для победы». Многолюдные митинги и собрания волной прокатились по всей области.


Уже 22 июня 1941 года в Горьком было организовано 10 пунктов сбора военнообязанных. Во всех районах области также создавались подобные пункты. В первый же день войны в военкоматы Горького поступило 5,5 тыс. заявлений, в военкоматы области – 10 тыс. заявлений.


По всей стране с 23 июня 1941 года началась мобилизация. Первоначально под нее подпадали военнообязанные 1905–1918 годов рождения, то есть лица в возрасте от 23 до 36 лет. Призывники 1919–1921 годов рождения уже были в рядах Красной Армии и первыми встретили врага.


Первым днем явки назначалось 23 июня. Сотни тысяч человек получали повестки, являлись в военкоматы, а потом отправлялись в эшелонах на фронт. Абсолютное большинство из них, призванных первыми, уже никогда не вернутся. Кстати, в СССР воинская обязанность была всеобщей, то есть касалась лиц обоего пола, хотя женщин призывали гораздо реже.


К 1 августа 1941 года в Горьковской области явились на призывные пункты, откуда были направлены в воинские части более 75 тыс. человек. Это было больше, чем по мобилизационному плану.


С 25 июня 1941 г. на территории Горьковской области начали создаваться истребительные отряды, задачей которых являлась охрана промышленных объектов, железнодорожных сооружений, электростанций, борьба с вражескими десантами и разведгруппами.


В июле 1941 года в Горьковской области было начато формирование народного ополчения. В его ряды призывались все, кто был способен держать оружие. Заявления подавали и женщины. Армия начала сразу же пополняться тысячами добровольцев. Многие писали письма с просьбой отправить их на фронт. На 25 июля в народное ополчение по г. Горькому записалась 61 тыс. человек. Зачислены были не все (только 44 тыс. чел., из них женщин 16 тыс. чел.)


Ополченцы обучались владеть оружием, постигали навыки военного дела. В отрядах народного ополчения также готовились санитарные кадры. Ополчение готовило резерв для Красной Армии, из них комплектовались боевые отряды. 35 тысяч человек, ополченцев из Горького и области участвовали в битве за Москву.


В начале мобилизации не хватало связистов, шоферов, зенитчиков, саперов, поэтому с октября 1941 года началось всеобщее военное обучение граждан 1923 года рождения.


На стене мемориала перечислены названия 52-х частей и соединений сформированных в военные годы в г. Горьком. Если учитывать и предвоенные годы, то в общей сложности было сформировано и впоследствии отправлено на фронт 100 различных частей и формирований - стрелковых, механизированных, танковых, авиационных, десятки отдельных полков и батальонов (управление 3-й Ударной армии, 2 гвардейских корпуса, 12 стрелковых дивизий, свыше 30 танковых и механизированных бригад, 4 стрелковых бригады, 3 артиллерийских бригады, 2 бригады речных кораблей и многие другие).


После понесенных на фронте потерь воинские части зачастую переставали быть «горьковскими» - пополнение в них поступало из различных регионов страны. Также и горьковчане отправлялись в самые разные части Красной армии и сражались на всех фронтах и флотах – от Баренцева до Черного моря.

Более 350 тысяч человек не вернулись домой с полей сражений.

Я помню то утро, морозное, синее,

От холода ёжились мы, пацаны.

Тугими колоннами с площади Минина

В шинелях на фронт уходили отцы.

Гремела «Славянка», и ветер бил в лица,

Мы рядом бежали, с волненьем нет сладу.

Ах, как нам хотелось с колоннами слиться

И тоже сражаться с коричневым гадом.

Так Минина площадь мне памятной стала.

Война разлучила родные сердца.

Да, каждая память имеет начало.

Но память святая не знает конца.


Н.И. Таланов, ветеран войны


«Первый дом» (ул. Минина, 1) и бюст Минина


Дом выстроен в 1937 году для партийно-хозяйственной верхушки Горьковской области по проекту Александра Александровича Яковлева. Для своего времени дом считался "высоткой", особенно в сравнении с двух- и трёхэтажными постройками по соседству.


Квартиры в этом статусном доме были под стать внешнему виду. Высокие потолки (под 4 метра), толстые стены (от 72 до 84 см), широкие коридоры, лифты, комнатки для прислуги. В подвальном этаже располагались котельная и кладовые, а центральную часть занимали физкультурный зал с душевыми и раздевалками, биллиардный зал и детский уголок. Количество комнат варьировалось от 2 до 5. Чем выше был ранг жильца – тем большая жилплощадь ему полагалась.


Была в доме и «особенная» квартира под № 45. Там останавливались высокие гости, посещавшие наш город - например, Валерий Чкалов в бытность депутатом Верховного Совета СССР.


Во время войны часть подвалов переоборудовали под бомбоубежище. Именно сюда спешили жильцы элитного дома при налётах немецкой авиации.



Перед домом установлен бюст великому нижегородцу Кузьме Минину (скульптор Андрей Викторович Кикин).


После революции 1917 года отношение к Минину как национальному герою резко изменилось. Он был причислен к "пособникам Романовых" и по сути вычеркнут из курса истории. Это отношение к фигуре Кузьмы Минина выразил в своих стихах поэт Джек Алтаузен:


Я предлагаю Минина расплавить...

Пожарского. Зачем им пьедестал?

Довольно нам двух лавочников славить,

Их за прилавками Октябрь застал.

Случайно им мы не свернули шею.

Я знаю: это было бы под стать.

Подумаешь — они спасли Расею!

А может, лучше было б не спасать?


1930


Но с началом Великой Отечественной войны отношение к Минину вновь поменялось. Уходящие на фронт в 1941 году горьковчане были провозглашены "потомками патриота-нижегородца Минина". А в 1943 году председатель Горьковского облисполкома А.П. Ефимов поставил перед скульпторами задачу: к концу года создать памятник Минину.


Кикин начал работать над фигурой из известняка, но в срок не успевал.


В итоге на площади Советской (современная Минина и Пожарского) появился памятник Минину работы скульптора Александра Колобова. Колобов сделал модель из пластилина, затем форматоры быстро перевели рабочую модель в нужный размер, и бетонный памятник, покрашенный бронзовой краской, был установлен напротив Дмитриевской башни Кремля.


Но Кикин продолжал работать над памятником Минину, желая его представить в вечном материале - мраморе. В итоге, после многократных переработок первоначального замысла, Кикин выполнил мраморный бюст, который был установлен перед "Первым домом" в 1955 году.


Мининский университет (пл. Минина и Пожарского, 7) - здание Духовной Семинарии


Здание второго корпуса педагогического университета - памятник архитектуры федерального значения. Ранее в этом величественном доме с колоннами располагалась духовная семинария. Совсем ещё новым, свежевыкрашенным, с вымощенной перед ним булыжной мостовой этот трёхэтажный каменный дом видел Александр Пушкин. В 1833 году он на пару дней останавливался в соседней гостинице Деулина.


Обучение в семинарии было разноплановым и глубоким: кроме общеобразовательных предметов в программе были различные языки (в том числе народов Поволжья, необходимые для успешной миссионерской деятельности), точные науки, живопись, иконопись и даже гимнастика. При семинарии было образовано особое Церковное Древлехранилище, где имелись старинные рукописи, старопечатные книги, памятники живописи, иконографии и многое другое.


Система регулярного духовного образования появилась в России со времен Петра I. С 1721 года духовное образование для детей священнослужителей становится обязательным. Как пишет нижегородский краевед, писатель и библиофил Дмитрий Смирнов, уклонистов ждала необычайная кара – им не дозволялось жениться! Таким образом, духовное образование насаждалось, по сути, без учета природной склонности ученика - по "сословному признаку".


Первоначально семинарские классы размещались в архиерейском доме в кремле.

В 1738 году три существовавшие в Нижнем Новгороде грамматические школы – эллиногреческая, славяно-российская и славяно-латинская – слились в одно учебное заведение – Нижегородскую духовную семинарию.


В 1743 году епископ Дмитрий (Сеченов) на свои средства купил у купеческой вдовы Пушниковой «каменное строение», и семинария была переведена на Благовещенскую площадь (современная площадь Минина и Пожарского).

После этого часть площади, вытянутая вдоль стены кремля, получила название Семинарской.


Здание в его нынешнем виде о восьми колоннах построено в 1826—1829 годах по проекту архитектора Антона Лаврентьевича Леера. Сын немецкого архитектора, уроженец Баден-Бадена входил в команду выдающегося инженера Августина Бетанкура, они вместе возводили ярмарочный торговый комплекс.


Духовная семинария играла значительную роль в нашем городе. Еще в старом здании семинарии преподавал один из выдающихся русских ученых 18 века академик Дмитрий Семёнович Руднев (он же нижегородский епископ Дамаскин). Языковед, просветитель, профессор словесных наук и истории, академик Российской академии наук. Он составил первый в стране библиографический труд «Библиотека Российская» с описанием всех изданных на Руси книг с 1518 по 1795 года, а также «Словарь языков разных народов, в Нижегородской иепархии обитающих».


Среди воспитанников нижегородской духовной семинарии было немало выдающихся людей, в том числе Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский) и литературный критик, поэт, публицист Николай Александрович Добролюбов.


В здании духовной семинарии не только учили и учились, но и жили. В квартире одного из преподавателей духовной академии – профессора Виктора Лаврского - родилась дочь Александра (впоследствии по мужу - Потанина), первая женщина-путешественница, принятая в члены Русского географического общества. Её муж – легендарный путешественник Григорий Потанин. Александра Викторовна двадцать лет провела в экспедициях. В её честь назван один из ледников Монгольского Алатау «Александрия».


С началом революционных событий 1917 семинария перестала существовать. Возрождение духовной семинарии начинается с открытием Духовного училища в 1993 году при Нижегородском Благовещенском мужском монастыре.


Но даже после закрытия духовной семинарии здесь продолжали учиться молодые люди. Сначала здесь размещался Нижегородский университет, затем сельскохозяйственный институт, потом заочный юридический институт, в настоящее время – 2-й корпус педагогического университета.


Справка:


Судьба Александры Потаниной удивительна и драматична. Русские путешественники конца ХIХ века - сплошь мужчины. Появление женщины в их рядах - событие исключительное. Отчасти это объясняется представлением о женских и мужских социальных ролях, которое существовало в то время. Но была и другая причина - отсутствие в путешествиях элементарного комфорта и безопасности. В первой же экспедиции, в которую Потанины отправились 1 августа 1876 года, молодую женщину ожидали суровые испытания — путь через просторы Монголии пролегал сквозь девственную тайгу, где полчища комаров так густо заполняли ночной воздух, что гасли свечи.


Впрочем, комары и неудобства для Александры Викторовны были не так важны, как знания и впечатления, которые она привозила из поездок. Высокогорные перевалы Алтая, жаркая, безводная пустыня Гоби, речные переправы, отсутствие полноценной пищи, переезды на верблюдах и лошадях — ничто не смущало ее духа, не выводило из равновесия. Она собирала и составляла гербарии, вела метеорологические наблюдения и заполняла путевые дневники. Ее, как и мужа, в первую очередь интересовали люди, их обычаи и верования, воспитание детей и быт. Александра Викторовна заполняла свои путевые альбомы бесчисленными и разнообразными зарисовками местности, людей, их одежды, жилищ, утвари. А после рассказывала своим современникам о загадочной Монголии в своих очерках. И каждый раз после возвращения Потаниных в Петербург столичные ученые приходили в изумление — привезенные сведения были удивительны...


А между тем, в биографии Александры до знакомства с Потаниным ничего примечательного не было. Можно даже сказать, что она была скучной. Родилась Александра Викторовна 25 января (по старому стилю) 1843 года. Детство провела в городе Горбатове Нижегородской губернии. Интересно, что в детстве она была нервным и болезненным ребенком. Подруг-сверстниц у нее почти не было, дружить она любила со взрослыми, а играть только с младшим братом Костей. Однако в этих детских играх уже сказывался стойкий характер будущей путешественницы. «Мы играли в прятки, — писала о своем детстве Александра Викторовна, — и для этого самым лучшим и страшным было залезть в окно подвала, уцепиться за оконную решетку и висеть... Страшно было свалиться, а потом, много там было двухвосток».


Саша рано начала помогать матери по хозяйству, а образование получила домашнее. Внешних впечатлений или развлечений юные Лаврские совсем не имели. «Поездка с самоваром за город или катание на лодке были годовыми событиями», — вспоминал впоследствии брат Александры Викторовны.


И вот такая домашняя девочка стала отважной русской путешественницей, ученым-этнографом и фольклористом. Она посвятила себя исследованиям Китая, Монголии, Восточного Тибета и умерла вдали от дома, в возрасте 50 лет. Несмотря на запрет врачей - у нее были серьезные проблемы с сердцем - отправилась в очередное путешествие в Тибет, даже от мужа скрыв ухудшение своего здоровья.


«Мешать мужу в его работе — разве в этом мое призвание?» - повторяла она.

Когда Александру парализовало, Потанин повез неподвижную жену в госпиталь. Нужно было плыть по реке восемь дней. За два дня до прибытия Александра Викторовна скончалась в лодке по дороге в Шанхай. Это произошло 19 сентября 1893 года.


Последний путь Александры Потаниной был очень длинен — по китайским рекам. Но ничего не поделаешь - мужественная женщина пожелала быть погребенной в русской земле. Похоронили ее 23 января 1894 года в Бурятии, вблизи собора. Как писали газеты, «с необычайной торжественностью было совершенно погребение». Памятник на могиле путешественницы жители города соорудили на свои средства в 1956 году. На его пьедестале высекли надпись: «Первая русская путешественница — исследователь Центральной Азии Александра Потанина».


Гимназия N1 - Номера Деулина (пл. Минина и Пожарского, 5)


В номерах Деулина 2-3 сентября 1833 года останавливался Александр Сергеевич Пушкин, будучи в Нижнем Новгороде проездом в Оренбургскую губернию, где он собирался посетить места Пугачевского бунта.


Внешний вид здания был в те годы другим, намного скромнее - 2 верхних этажа будут надстроены позже.


Пушкин приехал в Нижний Новгород по Московской столбовой дороге, через Большую Покровскую улицу выехал на Благовещенскую площадь (современная пл. Минина и Пожарского). Сначала Пушкин, вероятно, посетил губернскую почтовую контору (она находилась там, где сейчас расположены "Алеексеевские ряды" – между Варварской и Алексеевской улицами). Возможно, в почтовой конторе Пушкину и порекомендовали номера Деулина, в которых останавливались дворяне и наиболее состоятельные гости, так как гостиница Деулина считалась лучшей на Благовещенской площади.


Гостиница принадлежала купцу 3-й гильдии Дмитрию Григорьевичу Деулину. Он купил участок земли на Благовещенской площади после принятия нового генерального плана Нижнего Новгорода 1818-1824 годов, когда были сломаны старые деревянные дома. По новому плану Благовещенская площадь должна была застраиваться только каменными домами, а те, кто не мог быстро их построить, обязаны были продать свои участки на площади городским властям.


Освободившиеся земли раскупали состоятельные нижегородцы, среди них был и Дмитрий Григорьевич Деулин. В 1820 и 1823 годах по проекту губернского архитектора Ивана Ефимовича Ефимова были построены «единою фасадою» два каменных двухэтажных дома будущей гостиницы с подвалами с арочным проездом во двор. Поначалу здесь располагался постоялый двор для крестьян с трактиром на первом этаже и гостиничными номерами для проезжающих на втором этаже.


Гостиницей пользовались в том числе этапные команды ссыльных дворян. Так летом 1826 года здесь останавливались конвоируемые в сибирскую ссылку декабристы: В.А.Давыдов, А.И.Якубович, А.З.Муравьёв, Оболенский.


Проезжающих и приезжающих в Нижнем Новгороде было немало, и гостиница, расположенная недалеко от почтовой конторы, приносила Деулину постоянный, хотя не столь значительный, как ему хотелось бы, доход. Деулин же стремился к быстрому обогащению. В Нижний Новгород он приехал в то время, когда набирала силу Нижегородская ярмарка. В 1827 году Дмитрий Григорьевич попытался заняться, как ему казалось, более выгодной оптовой продажей соли, взял из государственных складов 5830 пудов соли, оцененной в 24 235 рублей, под залог «собственного его каменного дома». Однако незнакомое ему предприятие закончилось многотысячным долгом казне, и с 1828 по 1834 год Деулин тщетно пытался рассчитаться с задолженностью. Выплатить вовремя государственные долги он не смог, и в июне 1833 года его дома были отписаны в казну. Но прошел еще год, прежде чем деулинские дома окончательно перешли в казенное ведомство. Только в 1834 году в городовой обывательской книге Дмитрий Григорьевич Деулин записан уже как «мещанин, дому не имеет, а проживает в доме 1-й гильдии купеческой жены Щукиной».


Приезд Пушкина в Нижний Новгород совпал с этим трудным периодом в жизни Деулина. Дмитрий Григорьевич был вынужден всячески экономить средства, до минимума сократив штат прислуги. Гостиничное хозяйство в это время вела его жена Анна Михайловна. Скорее всего, Пушкину прислуживал или сам Деулин, или его жена.


Долгое время считалось, что гостиница Деулина не сохранилась, так как она меняла названия, а в 1954 году здание было надстроено двумя этажами. В январе 1887 года в газете «Нижегородский биржевой листок» в статье «Памяти Александра Сергеевича Пушкина» Н. А. Граве писал: «Пушкин квартировал в номерах Деулина на Благовещенской площади. Это ныне дом Стогова, номера Грачева». Лишь в 1987 году по фотографии Максима Дмитриева краеведу Альбертине Васильевне Кессель удалось установить это место. В мае 1991 года на здании была установлена мемориальная доска.


Сейчас в этом доме находится гимназия №1 и музей Пушкина.


Справка: Пушкин в Нижнем Новгороде


В первый день своего пребывания в Нижнем Новгороде, 2 сентября 1833 года, Пушкин посетил баню на Нижнем базаре, чтобы смыть дорожную пыль, съездил на ярмарку, которая к тому времени уже закрылась. Это не помешало Пушкину впоследствии вставить описание Ярмарки в поэму "Евгений Онегин":


Макарий суетно хлопочет,

Кипит обилием своим.

Сюда жемчуг привез индеец,

Поддельны вина европеец,

Табун бракованных коней

Пригнал заводчик из степей,

Игрок привёз свои колоды

И горсть услужливых костей,

Помещик – спелых дочерей,

А дочки – прошлогодни моды.

Всяк суетится, лжёт за двух,

И всюду меркантильный дух.


Возможно, поэт работал в Дмитриевской башне кремля, куда совсем недавно перенесли губернский архив, с местными документами, связанными с Пугачевским бунтом. Был на приеме у военного губернатора Михаила Петровича Бутурлина в его доме на Большой Покровской улице (сейчас здание Нижегородского районного суда, Большая Покровская, 17), написал и отправил два письма жене – Наталье Николаевне. В первом письме он вполне лестно отозвался о Нижнем Новгороде: «…улицы широкие и хорошо мощеные, дома построены основательно…» (хотя некоторые пушкинисты склонны усматривать здесь скрытый сарказм, и считают, что слова Пушкина следует понимать в противоположном смысле). Во втором написал: «Сегодня был я у губернатора, генерала Бутурлина. Он и жена его приняли меня очень мило и ласково; он уговорил меня обедать завтра у него».


Пушкин обедал у Бутурлина 3 сентября 1833 года. На обеде, кроме самого Пушкина и Бутурлиных, присутствовали еще несколько человек, и среди них – Лидия Петровна Никольская, подруга губернаторши Анны Петровны Бутурлиной. Потом в дневнике Никольская написала о Пушкине: «Манеры у него были светские, но слишком подвижные. Он хорошо говорил: ах, сколько ума и жизни в его неискусственной речи! А какой он веселый, любезный – прелесть! Этот дурняшка мог нравиться».


Именно с именем нижегородского военного губернатора связывают появление сюжета гоголевского «Ревизора». Бутурлин полагал, что Пушкин ехал в Оренбург с тайной инспекционной миссией, а изучение истории Пугачевского бунта было лишь прикрытием, поэтому губернатор пытался задержать Пушкина в Нижнем Новгороде как можно дольше. Опасения о тайной цели путешествия Пушкина в далекий Оренбург были для Бутурлина столь серьезными, что он сразу же известил об этом специальной скорой эстафетой тамошнего губернатора В. А. Перовского. Оренбургский губернатор Перовский рассказал Пушкину, своему давнему приятелю, когда тот приехал в Оренбург, о депеше Бутурлина, и они вместе посмеялись. А Пушкин впоследствии подарил Гоголю этот сюжет.



Мининский университет (Ульянова, 1) - здание Нижегородской губернской мужской гимназии


Массивное серое здание рядом между ул. Ульянова и ул. Варварской невозможно не заметить. Надпись на фронтоне - Мининский университет. Прежде он назывался еще проще – педагогический институт.


Еще в 18 столетии на этом месте находилось учебное заведение - первая общедоступная школа в Нижнем Новгороде – главное народное училище. Открыто оно было в 1786 году по инициативе Екатерины II. Училище занимало флигель усадьбы вице-губернатора Елагина на углу Тихоновской улицы (современная ул. Ульянова) и Варварской.


В 1808 г. на базе народного училища в Нижнем Новгороде была образована Нижегородская губернская мужская гимназия (НГМГ) - первое среднее учебное заведение в городе. Произошло это уже в соответствии с реформой образования, проводимой при Александре I. К открытию гимназии ей были переданы и другие здания усадьбы Елагина: главный 3-этажный дом, который занимал Приказ общественного призрения, и второй флигель, в котором ранее располагался трактир на ул. Варварской. В центральном здании помещались классы и актовый зал. Во флигелях – общежития гимназистов и квартиры учителей.


В дальнейшем здания неоднократно перестраивались. В 1835-1840 годах по проекту архитектора Леера они были объединены. В 1903-1904 годах по проекту архитектора Татаринова была проведена очередная перепланировка и пристроен 3-х этажный корпус по улице Тихоновской.


При открытии гимназии для формирования её преподавательского состава из Санкт-Петербурга были присланы трое выпускников педагогического института. Все учителя гимназии являлись государственными чиновниками, имели чины по «Табели о рангах» и получали ордена за выслугу лет. При поступлении на службу они принимали присягу на верность императору и подписывали «Клятвенное обещание», а при вступлении на престол нового императора давали ему повторную присягу.


Первоначально обучение было четырёхгодичным, с 1828 года – семигодичным, с 1875 года – восьмигодичным. Образование отличалось энциклопедичностью. Здесь изучались иностранные языки, математика, география, всеобщая и российская история, естественная история, политэкономия, изящные искусства, коммерция. Об уровне образования можно судить по темам сочинений. Например, для старших гимназистов предлагались такие темы: «Родина и чужая сторона», «О скоротечности жизни», «О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве».


После окончания гимназии ученик получал документ о среднем образовании. Кроме того, гимназия готовила для поступления в другие учебные заведения. Выпускники имели право поступления во все высшие учебные заведения страны, включая университеты.


Гимназии входили в общую систему образования в Российской империи, созданную при Александре I. В образовании были провозглашены принципы бессословности, бесплатности на низших ступенях обучения и преемственности учебных программ. Однако в гимназии и университеты по-прежнему не допускались крепостные крестьяне и лица женского пола.


Развитие экономики требовало квалифицированной рабочей силы. Однако по данным на 1797 год грамотными в стране было только 4% населения (9,2 % в городе и 2,7 % на селе). При этом грамотным считался даже тот, кто мог поставить свою подпись вместо крестика. В стране было создано 6 учебных округов, в каждом из которых был свой университет (Нижний Новгород входил в учебный округ, который возглавлял Казанский университет). Каждый университет возглавлял ректор, который управлял учебными заведениями округа. В каждом губернском городе были образованы гимназии, каждой из которых руководил директор. Кроме руководства гимназией директор управлял всеми школами данной губернии. Ему были подчинены смотрители уездных училищ, которые руководили всеми приходскими школами. Таким образом, была создана администрация просвещения: руководитель школы более высокой ступени был администратором школы низшей ступени.


НГМГ работала до 1918 года. После революции в здании находились различные учебные заведения, в 1921 году здание передано Институту народного образования, преобразованному в дальнейшем в Педагогический институт.


За 110 лет своего существования гимназия сформировала значительную часть нижегородской интеллигенции. Выпускниками нижегородской гимназии были:


Милий Балакирев – русский композитор, пианист, дирижёр, глава творческого содружества русских композиторов «Могучей кучки»;


Константин Бестужев-Рюмин – русский историк, руководитель Санкт-петербургской школы историографии, специалист по источниковедению;


Пётр Боборыкин – русский писатель, драматург, публицист, критик и историк литературы;


Максим Богданович – один из создателей белорусской литературы и белорусского литературного языка;


Александр Гациский – нижегородский писатель, статистик, видный общественный и земский деятель и исследователь нижегородского края;


Павел Мельников (Печерский) - автор знаменитых романов «В лесах» и «На горах», где детально описан быт и обычаи нижегородских купцов-старообрядцев.


В гимназии учился известный революционер, нижегородец, чьё имя в советское время носила ул. Большая Покровская, Яков Михайлович Свердлов, один из ближайших соратников Ленина.


Семья же самого Ленина проживала в Нижнем Новгороде с 1863 по 1869 годы. Здесь в НГМГ преподавал Илья Николаевич Ульянов (именно в его честь названа улица Ульянова, бывшая Тихоновская). Об этом свидетельствует мемориальная доска на здании. Семья переехала в Симбирск незадолго до рождения будущего вождя русской революции.


Памятник Козьме Минину


В центре площади Минина и Пожарского напротив Дмитриевской башни Кремля установлен бронзовый памятник Козьме Минину. Он был открыт 1 июня 1989 года, скульптор - Олег Комов.


Однако до этого на том же месте находился другой памятник Минину работы скульптора Александра Ивановича Колобова. Первый памятник торжественно открыли 7 ноября 1943 года. Ввиду особой срочности работ, а также нехватки металла в условиях военного времени монумент был выполнили из бетона, покрашенного под бронзу. Из-за спешки одна рука скульптуры получилась непропорционально длинной, ее пришлось укорачивать уже на месте. Памятник получился чрезвычайно выразительным, впрямую перекликаясь с образом Минина с картины Маковского.





Со временем памятник обветшал, был демонтирован, но не уничтожен, а после реставрации отправлен в Балахну, на предположительную родину Минина


Установленный в 1898 году новый памятник вызвал массу споров. Многим он показался слишком парадным, нарядным, не передающим сути подвига Минина, его страстного желания спасти Отчизну. Историки также раскритиковали его за недостоверность - в частности, становой кафтан (становой от слова "стан", также назывался "с перехватом" - кафтан, скроенный "в талию"), в который облачен герой, это одежда не простолюдина, а боярина, которым Минин стал только после 1612 года. Таким образом, получился памятник не нижегородскому Минину, созывающему ополчение, а московскому Минину-победителю.



Фонтан на площади Минина


Перед нами - самый первый фонтан Нижнего Новгорода. Он связан с первым в истории нашего города водопроводом.


Фонтан появился на тогдашней Благовещенской площади в 1847 году. Сначала он располагался на север от Благовещенского собора, в районе современной остановки транспорта между бывшим кафе «Олень» (сегодня это кафе «Шоколадница») и кремлевской стеной. В 1930 году после сноса Благовещенского и Алексеевского храмов фонтан был перенесен на современное место. Но, судя по фотографиям XIX — начала XX века, фонтан менял свое местоположение и раньше.


Недостаток воды всегда был проблемой жителей Верхнего посада Нижнего Новгорода. Люди побогаче, имевшие челядь и лошадей, посылали за водой к ключам - родникам, выбивавшимся по склонам Окского и Волжского откосов. В основном же, брали воду из Черного, Покровского, Звездинского прудов, из речек Почайны, Ковалихи, Гремячей и Безымянной. Зимой вода была в достатке, но летом пруды и речки мелели, вода загрязнялась стоками выгребных ям, отбросами, нередко превращаясь в зловонную жижу.


5 января 1846 года «Нижегородские губернские ведомости» писали: «…Каких усилий, каких издержек стоит доставление речной воды в жилища при такой невыгодной в этом отношении местности! Особенно чувствуют эту невыгоду те, которые по недостаточности своих средств не имеют лошадей и принуждены или посылать своих людей, или же сами ходить с ведрами на Волгу. А пожары — как часто мы бываем свидетелями, что, несмотря на всевозможные для человека усилия полиции, пожар распространяется по причине недостатка воды. Перебирая летописи Нижнего Новгорода, мы замечаем, что с половины четырнадцатого столетия он до двадцати раз подвергался страшным несчастиям от огня; нередко сгорала целая половина города, иногда и более — и всегда главнейшей причиной этого был недостаток воды».


Попытки решить проблему обеспечения нижегородцев водой предпринимались неоднократно. Нижегородский изобретатель Кулибин почти полвека бился над созданием механизма, подобного вечному двигателю. Главной целью этих стараний было создание доступного по стоимости способа подъема волжской воды на необходимую высоту.


В 1816 году решался вопрос о переносе Макарьевской ярмарки в Нижний Новгород. Проект расположения ярмарки в верхней части города был отвергнут в том числе и из-за дороговизны обеспечения ярмарки водой.


Попытки создать водопровод предпринимались и позже, но все они расстраивались, пока за это дело в 1844 году не взялся генерал-губернатор князь М. А. Урусов. В 1844 году он уговорил Андрея Ивановича Дельвига (кстати, племянника Антона Антоновича Дельвига, друга Пушкина, с которым тот вместе учился в Лицее) – инженера-гидротехника - возглавить строительные работы в губернской управе.


Андрей Иванович Дельвиг родился в 1813 году. В пятнадцать лет стал учеником Петербургского военно-строительного училища, преобразованного в 1829 году в институт путей сообщения. По его окончании он прокладывал шоссе Москва – Брест-Литовский, устраивал московский водовод из Мытищ, с 1836 года занимался устройством плотин Тульских оружейных заводов, канала Москва – Волга, возглавлял прокладку Московского шоссе от границ Владимирской губернии до Макарьевской ярмарки. В 1844 году после настойчивых уговоров князя Урусова Дельвиг дал согласие на свой перевод в губернскую управу на должность начальника строительных работ. Главной задачей Дельвига было разработать проект и построить водопровод, но помимо этого он имел множество других обязанностей, в частности разрабатывал новый генеральный план города, который должен был предусмотреть развитие города при максимальном сохранении существующей застройки.


Кроме того, Дельвиг проводил ремонт кремля, архитектурного ансамбля ярмарки, проектировал с помощниками женский Мариинский институт на набережной, ускорял строительство красных военных казарм на Нижне-Волжской набережной, ремонтировал дом-дворец военного губернатора в кремле, мостил центральные улицы и площади булыжником.


Все строительные работы по созданию водопровода в результате торгов были сданы за 20,1 тысяч рублей серебром нижегородскому купцу В. Мичурину.

Водопроводы, построенные к тому времени в русских городах, были самотечными. По известным причинам для Нижнего Новгорода такая конструкция была непригодна. Надо было решить проблему оборудования для насосной станции.

Заграница уже имела опыт его создания, но стоило оно так дорого, что затея со строительством водопровода становилась нереальной. Русские же механические заводы такого оборудования не делали, и заказ разместить оказалось очень трудно.


Потребовалось все влияние, все умение убеждать, каким обладал князь М. А. Урусов, для того чтобы управляющий Выксунскими заводами принял на себя поставку и установку на месте всех принадлежностей водопровода.


Когда все препятствия были позади, нижегородцы приступили к строительству водопровода. 1 июля 1846 г. прошла закладка здания водоподъемной станции и фонтана на Благовещенской площади. Работы начались. Уже в ноябре 1846 г. с Выксунского завода были поставлены и чугунные трубы, и вся металлическая оснастка.


Напряженная работа, поездки в Выксу, где на заводе Шепелевых выполнялся заказ на изготовление паровых машин и чугунной чаши фонтана, подорвали здоровье А. И. Дельвига, он уезжает на лечение за границу и возвращается осенью, перед самым завершением строительства.


Вода (по разным источникам) 12 или 18 родников, выведенных на поверхность, собиралась по деревянным трубам в кирпичный бассейн у соединения Казанского и Георгиевского съездов, где находилась водоподъемная станция с двумя паровыми машинами. По четырем чугунным трубам вода поднималась к Мартыновской больнице и шла к первому водоразборному резервуару у пересечения улиц Жуковской (сейчас улица Минина) и Мартыновской (сейчас улица Семашко). Далее водовод шел по Жуковской улице к фонтану на Благовещенской площади, служившему основным местом водоразбора.


Водопровод обеспечивал подачу 40 000 ведер воды в сутки.

Отсюда по деревянной сверленой трубе вода подавалась в кремль, в губернаторский дворец. Это был единственный в то время индивидуальный домовой ввод.


Два последующих года велись работы по удлинению водопроводной сети. Водовод по Жуковской улице был проложен до Мариинского института и введен в здание. От Благовещенской площади проложили трубы по Алексеевской и Дворянской (Октябрьской) улицам до Лыковой дамбы, где тоже был устроен водоразборный резервуар. Трубы к губернаторскому дворцу заменили чугунными, а деревянные перенесли к первому водоразборному резервуару, устроив ввод в губернскую больницу.


С отъездом А. И. Дельвига, а через семь лет - князя Урусова из Нижнего Новгорода внимание к водопроводу ослабло, и сооружения начали приходить в упадок.

В 1859 г. инженер-полковник Стремоухов докладывал строительной комиссии о плачевном состоянии станции, машин, из-за чего город по нескольку дней кряду оставался без воды. Городской архитектор Небольсин установил, что из 18 кооптированных родников, по сути дела, нормально давали воду лишь три. Воды, поступавшей в резервуар станции, порой недоставало даже для питания котлов, поэтому обе машины были остановлены. Они требовали капитального ремонта. На это ушло все лето 1859 г., в конце августа водопровод был вновь введен в эксплуатацию.


В 1861 году в Нижнем Новгороде побывал французский писатель Теофиль Готье. Он остановился на постоялом дворе Смирнова на Благовещенской площади, и внимание его привлек фонтан «отнюдь не из-за архитектурных его достоинств, которые, как я уже говорил, были самого посредственного вкуса (довольно дурного стиля фонтан посреди чугунного водоема), но по причине веселых народных сценок, обычно происходящих вокруг городского фонтана». Так что фонтан был в то время неким центром народной жизни.


В наши дни фонтан дважды реставрировался. В 1990-х годах была построена подземная часть и насосные станции, отвечающие современным требованиям. В 2007 году фонтан оборудован подсветкой, работающей с 8 часов вечера до часу ночи.


Просмотров: 613
СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Адрес офиса:

Н.Новгород, ул. Б. Печерская,​​ 31/9, оф. 2105

Адрес учебной аудитории:

Н.Новгород, УРИО, ул. Сергиевская,​​ 10/42, каб. 305

Телефон: +7 (987) 55-33-33-4

kultprosvet.nn@gmail.com

  • Black Vkontakte Icon
  • Black Facebook Icon