Поиск

Большая и Малая Покровская


Городская скульптура «Городовой» (у дома пл. Минина и Пожарского, 2/2)

Скульптура изображает служащего полиции конца XIX века. Это реальный персонаж нижегородской истории. Скульптура отливалась на основе фотографии околоточного надзирателя Василькова, сделанной в фотоателье Максима Дмитриева в конце XIX века. На шее у стража порядка медаль «За беспорочную службу в полиции». Околоточный надзиратель или в обывательской речи просто «околоточный» - это чиновник городовой полиции, ведавший околотком (минимальной частью полицейского участка, 3-4 тыс. жителей), аналог участкового.

Не каждый мог поступить на службу в российскую полицию. Желающий должен был соответствовать ряду условий: благообразная наружность, рост не менее 175 см, крепкое телосложение, хорошее здоровье, острое зрение, состояние в запасе (отслужил в армии), беспорочное поведение, сообразительность и расторопность. А для околоточного надзирателя – еще и военный чин, образование не менее 3-х классов, аттестация из полка.

Одежда околоточного надзирателя: шапка зимой или фуражка летом, кафтан темно-зеленого сукна (обшлаги и воротник оформлялись оранжевым кантом), галстук, шаровары и кушак – черного сукна, лаковые сапоги, перчатки, плащ, капюшон при непогоде. Обязательное вооружение – кавалерийская шашка, револьвер на поясе в кобуре на оранжевом шнуре с трехцветной гайкой, свисток.

Обязанности околоточного надзирателя были многочисленны и разнообразны. «Инструкция околоточного надзирателя московской полиции» представляла собой книгу в 300 с лишком страниц! Главная задача состояла в том, чтобы жители наблюдаемого околотка (3-4 тысяч человек) неукоснительно соблюдали правила общественного порядка.

Надзиратель должен был досконально знать обо всем происходящем на вверенной ему территории – от затеваемых в домах ремонтах, которые можно было вести только с разрешения властей, до уборки мусора и снега - чтобы в гололедицу дороги песком посыпались.

Он должен был знать все о домах, домовладельцах, содержателях доходных заведений. Он был обязан как можно чаще обходить пешком свой околоток днем и ночью, проверяя, как несут службу городовые, дворники, ночные сторожа, все замечая и составляя протоколы по всякому происшествию.

Околоточный был привязан к своей территории и даже оставлять ее мог только с разрешения вышестоящего начальства. Околоточным предписывалось вести практически аскетичный образ жизни – им воспрещалось посещать рестораны и трактиры, кроме как для исполнения служебных обязанностей. И даже жениться можно было только с разрешения градоначальника!

Околоточному подчинялись городовые и дворники. Городовой – самый нижний чин в полиции. Одежда – шапка из черной мерлушки с околышем, на околыше посеребренная бляха с гербом губернии, а под ним на металлической ленте порядковый номер, летом – фуражка с порядковым номером. Кафтан по образцу околоточного надзирателя, плечевые знаки – жгуты из оранжевого шнура, галстук и шаровары синего цвета, сапоги, кушак, шашка, револьвер, свисток как у околоточного надзирателя, шинель.

Городовой - низший полицейский чин в Российской империи. Без них невозможно представить губернский город второй половины XIX века. Главная задача городового - следить за порядком. Посты, обычно, располагались на перекрёстках улиц таким образом, чтобы дежуривший городовой мог видеть своих коллег на других постах. Дежурство длилось 8 часов. Один пост обслуживался тремя городовыми посменно.

Городовые наблюдали за порядком - зажигание огней при наступлении вечера, езда по улицам, ремонт домов, вывоз нечистот, «забор нищих», наблюдение за газетчиками и разносчиками, за питейными заведениями и публичными домами. Кроме общих обязанностей, городовой, заступив на пост, должен был твёрдо знать все дома и домовладельцев во вверенном участке, место нахождения пожарных кранов и сигналов, почтовых ящиков, ближайшие больницы, аптеки, родильные приюты, телефоны и адреса живущих рядом врачей.

Городовому предписывалось «вести себя всегда прилично своему званию», запрещалось «принимать от обывателей какие бы то ни было подарки деньгами или вещами», запрещалось грубое обращение с гражданами любого сословия, рукоприкладство.

Форма одежды полиции Российской империи занимает уникальное место в мировой практике. Её отличала тесная связь с российским военным костюмом, который всегда считался самой нарядной и привлекательной мужской одеждой. Российские полицейские чины в костюме не уступали военным, смотрелись щеголями. Мундир служил напоминанием-символом доблести, чести в служении отечеству, и в этом смысле играл важную политическую и пропагандисткую роль, а также способствовал укреплению социального положения полиции и поднимал ее авторитет в глазах населения.


Б.Покровская, 1 – «Дворец труда»

Одно из самых заметных зданий стоит в самом начале улицы Большой Покровской. Это Дворец труда.

В 1851 году купец Петр Бугров построил на этом мест каменное здание. До 1894 года там размещались торговые лавки, а на втором этаже - городской театр. Нужно отметить, что старообрядец Бугров с большой неохотой сдал помещение увеселительному заведению, уступив лишь просьбам губернатора. При постройке произошел несчастный случай – часть недостроенной стены обвалилась, насмерть задавив несколько рабочих. Дело замяли, но над домом как будто тяготел злой рок - несколько раз здание выгорало изнутри, постепенно разрушалось. Бугровы поспешили избавиться от сомнительной недвижимости, дом часто менял владельцев и наконец пришел в полное запустение и оказался в залоге, заслужив в народе название «дома-катастрофы».

В 1894 г. судьбу здания обсуждала городская Дума. Планировалось выкупить здание из залога и отремонтировать ко Всероссийской выставке 1896 г., чтобы в нем мог возобновить свою деятельность театр. Николай Бугров обратился с просьбой: «Ходатайствую перед Градской Думой. Стройте театры, где желаете, только место, где сейчас театр стоит, мне продайте. Хорошую цену дам, уважьте. Родители покойные, папенька с маменькой, на этом месте жили, дом имели. Легко ли их косточкам в могилках знать, что теперича здесь театр?" «А что же, по вашему мнению, в театре такого делают, что родительские кости могут тревожиться в гробах?» — поинтересовался городской голова. Николай Бугров высказался в том смысле, что театр - место неприличное. Его просьбу уважили. Бугров выкупил дом у банка за 50 тысяч рублей.

А через неделю после покупки Городская дума получила от Бугрова письмо, в котором он извещал, что отдает приобретенный дом Городской управе, правда, при одном условии: «… в этом здании впредь никогда не допускать устройство какого-либо театра или увеселительного заведения…»

В 1898 году в планах Городской думы было открытие магазинов на первом этаже и библиотеки на втором, но во время ремонта случился – который по счету – пожар, и здание выгорело.

Через некоторое время на этом месте городская дума решила построить собственное административное здание. Причем Бугров опять не остался в стороне: он взял на себя свыше 70% расходов по строительству дворца. Проект был заказан петербургскому архитектору Владимиру Петровичу Цейдлеру.

В знак признательности Дума нарекла своё новое здание «Бугровским благотворительным корпусом». Она ходатайствовала перед императором о присвоении Н. А. Бугрову звания мануфактур-советника, учредила стипендии имени Бугрова в Коммерческом и Кулибинском училищах, учредила фонд Бугрова во «Вдовьем доме». Знаменитому художнику Маковскому Дума заказала парадный портрет Бугрова в полный рост. Но по какой-то причине эту работу исполнил другой художник, Богданов-Бельский. Портрет сохранился, и теперь он - реликвия Нижегородского художественного музея. А вот мемориальная доска на Дворце труда появилась сравнительно недавно, в 1997 году, к 160-летию Н. А. Бугрова.

Дом Городской думы был построен в 1904 году и стал одним из самых значительных сооружений в нашем городе. Центральный фасад его выходил на главную площадь города и прекрасно гармонировал с Дмитровской башней Кремля и церковью митрополита Алексия (не сохранилась). Дом в плане имеет форму трапеции, с замкнутым внутреннем двориком, характерным для крупных зданий столичных городов начала 20 века. Главный фасад украшен гербом города с изображением оленя.

По своему функциональному содержанию дом делился на три самостоятельные части – зал заседания Думы с обслуживающими комнатами, помещение Городской управы (со стороны Зеленского съезда) и роскошные магазины на первом этаже, протянувшиеся вдоль Большой Покровской.

Парадность и значительность огромному вестибюлю придает центральная лестница, что ведет в зал заседаний. Сам зал поражает красотой: в его интерьере использовались элементы декора царского павильона с Всероссийской выставки 1896 года.

С 1908 по 1972 год здесь находилась известная картина Константина Маковского «Воззвание Минина» (в настоящий момент экспонируется в НГХМ, филиал на Верхневолжской наб.).

В годы Великой отечественной войны здесь размещался эвакогоспиталь № 2817 для воинов Советской Армии. С 1919 по 2013 годы здание принадлежало профсоюзным органам, благодаря чему получило название «Дворец труда».

Справка

Николая Александровича Бугрова (1837 - 1911) называли некоронованным королём Нижнего Новгорода – такое огромное влияние он имел и в экономике, и в общественной жизни нашего города. Миллионер, крупный промышленник, приятель великих князей и министров, благотворитель, Почётный гражданин Нижнего Новгорода и вообще яркая фигура – Бугров-младший притягивал к себе всеобщее внимание. Он был владельцем самых современных паровых мельниц, перемалывающих миллионы пудов зерна в год, пароходства на Волге, льнопрядильной мануфактуры, сотен десятин леса и целых селений. В 1896 году именно Бугров выиграл «тендер» на снабжение хлебом всей русской армии.


Громадную популярность создала Бугрову широкая благотворительность, на которую он тратил около половины дохода. Николай Александрович выстроил приют для бездомных, где им предоставлялся ночлег. На окраине города (современная пл. Лядова) существовал учреждённый им Вдовий дом, дававший приют 150 женщинам с детьми. Жертвовал миллионер крупные суммы на школы, богадельни, детские приюты, поддерживал старообрядческие скиты. В бугровской кухне стояла на столе деревянная плошка, наполненная двугривенными, из которой каждый нуждающийся мог брать потребные средства. Обладая огромным состоянием, купец-меценат «держал в кармане» городскую и губернскую власть. На приеме у министров сначала приглашали в кабинет знаменитого промышленника, а затем уже губернатора. Не мог губернатор тягаться с человеком, у которого периодически занимал под векселя крупные суммы денег.


У этого «большого» человека были и большие слабости. В молодости Бугров был три раза женат, но к сорокалетнему возрасту похоронил всех трёх жён. Не имея права по церковным канонам больше жениться, питал слабость к женщинам, объясняя так: «Блуд не грех, а испытание божие». Из покровительствуемых им скитов он выбирал понравившуюся девушку и брал её к себе в дом «для услужения». Когда прихоть проходила, он выдавал девушку замуж за одного из своих многочисленных служащих. Девушка отныне именовалась «племянницей» и могла рассчитывать на всемерную помощь богатого дядюшки. И все были таким раскладом довольны. Когда хоронили Николая Александровича, за гробом шел весь город. Не умолкая, гудели на весенней Волге пароходы, отдавая последнюю почесть хозяину. В газетном некрологе он был назван прежде всего «крупным благотворителем», а затем уже «представителем хлебного дела».


Городская скульптура «Чистильщица обуви» (у дома Б.Покровская, 1)

Кажется, что эта скульптура изображает мальчика-чистильщика обуви. На самом деле, в фартуке, с черными щетками в руках и с деревянной коробкой впереди себя сидит на этом месте женщина, которая в течение многих лет чистила обувь нижегородцам.

По национальности она – изидка: так называли курдов. Это потомки ассирийцев, проживающие в Иране, Ираке и Армении. В России изиды всегда занимались чисткой и ремонтом обуви. В 1920 году Михаил Калинин особым приказом распорядился «ассирийцам предоставить чистку и ремонт обуви», а в Ленинграде после войны даже существовала особая артель «Трудассириец». Так что уличные сапожники и чистильщики обуви восточной внешности в Москве, Ленинграде и других городах стали неотъемлемой частью уличных пейзажей. Наша изидка славилась на всю округу своим стойким чудо-кремом для обуви, который готовила по собственному рецепту. А чистила она обувь в небольшом вагончике при входе на Мытный рынок.

Известно её имя - Мария Осиповна Бениаминова. Она чистила обувь на этом месте более 30 лет. Ее клиентами были многие сотрудники советского хозяйственного и партийного аппарата из организаций, расположенных в кремле. Говорят, что обувь после ее работы сохраняла блеск на всю неделю.

На себя она почти ничего не тратила, но, когда ее внук увлекся мотоциклами, подарила ему первый в Нижнем Новгороде (тогда Горьком) мотоцикл «Harley-Davidson».


Б.Покровская, 2 - Верхнепосадский общественный корпус / Мытный рынок

Еще в 1830-х годах по обе стороны от Дмитриевской башни, вдоль кремлевской стены, располагались деревянные торговые лавки. По новому плану площади они были снесены. Для торговых рядов архитекторами Иваном Ефимовым и Антоном Леером в 1841 году был построен протяженный корпус. Центральным фасадом он выходил на площадь, боковыми фасадами - на улицы Алексеевскую и Большую Покровскую.

В рядах центральной части располагались склады. В рядах, выходящих на улицы, торговали чаем, сахаром, бакалеей, фарфоровой посудой, шорным товаром. На третьем этаже по Большой Покровской находились Городская дума, Палата казенного имущества, органы городского управления, Палата Гражданского суда.

В 1904 году Городская дума и городская управа переселились в новое здание. Часть корпуса по Большой Покровской (д.2) реконструируется в стиле модерн архитекторами Вернером и Вешняковым, в него переезжает общественная библиотека.

По фасаду это здание украшают установленные в ниши бюсты великих русских писателей: Льва Николаевича Толстого, Александра Сергеевича Пушкина, Фёдора Михайловича Достоевского.

Это здание также связанно с именем Горького. В 1900 году он организовал в городе первую общественную елку для беднейших детей. Установлена была большая елка, снизу доверху украшенная сияющими игрушками, вокруг которой под звуки военного духового оркестра водили хороводы 500 детишек из самых бедных семей города. Затем перед ними выступил хор учеников городского училища, исполнивший детские рождественские песенки. В перерывах детей поили клюквенным морсом и сладким квасом. В завершение, каждый ребенок подучил подарок: мешочек со сладостями, что-то из зимней одежды или обуви, книжку или тетрадку с карандашом. После окончания елки все дети были развезены нанятыми извозчиками по домам. Эти представления, названные в народе "горьковскими елками", проводились ежегодно - до 1904 года.

За стенами корпуса долгие годы находился Мытный рынок. В настоящий момент его деятельность приостановлена, решается вопрос о том, что будет на его месте – торговый центр, фермерский рынок или общественное пространство.

Корпус окружает рынок с трех сторон, и зайти можно через небольшие арки. «Мыт» - значит налог. Вероятно, это имя носили еще старые торговые ряды, располагавшиеся под стенами Кремля, где взималась плата за въезд в город. Поэтому рынок и стал называться Мытным, и сохранил это имя после переезда. Это самый старый рынок в Нижнем Новгороде.

Мытный двор, заполненный лавками, в которых продавали скоропортящуюся провизию и зелень, играл в быту нижегородцев двоякую роль. Обладавший деньгами шел туда за покупкой продуктов; не обладавший деньгами шел туда за работой. Одна из лавок на Мытном, занятая живорыбной торговлей наследников Гузеева, имела большой крытый железом навес перед входом. Это место сбора городского пролетариата, ищущего работы, называлось «мытной биржей».

Ежедневно с восьми часов утра площадка перед навесом наполнялась разношерстной толпой. Тут рабочие кирпичных заводов, плотники, столяры, штукатуры, кровельщики, грузчики, приказчики, домашняя прислуга. Подряжались перенести тяжести, покупки с рынка, перевезти на лодке через реку. Представители мелкой интеллигенции пытались подзаработать рекламой товаров, комиссионерством. Одним из престижных считалось место факельщика бюро похоронный процессий "Полушкин и Ершов" (ул. Большая Покровская, 11). Ведь им не только платили, но и кормили на поминках. В их обязанности входило сопровождение катафалка для придания процессии большей торжественности. Однако получить эту работу мог не каждый. Необходим был высокий рост, худоба и скорбное выражение лица.

Групповой наем рабочей силы (на работы по расчистке снега на железной дороге, на ремонт и подсобные работы после обвала Похвалинской горы, после наводнений и паводков, лесных пожаров в губернии и другие им подобные события) практиковался только до двух часов дня. После этого на долю «мытной биржи» оставалось только мелкое разовое обслуживание нужд посетителей рынка.

Отнести на дом кулек провизии, расколоть дрова, набить снегом погреб — вот за что принимались люди «навеса», чтобы добыть кусок хлеба. Более сильные отправлялись дежурить у дверей мучных лавок. За десять-пятнадцать копеек человек взваливал на себя пятипудовый мешок крупчатки, куль овса или гороха и тащил в любую, хотя бы самую отдаленную, часть города. Пятиалтынный — предел оплаты его труда, так как извозчик брал за то же расстояние двугривенный. Мало кто из горожан знал, что среди таскавших муку и зерно по улицам Нижнего числилось немало … женщин, одетых в штаны и рубаху.

Начиная с конца ноября (время замерзания Оки), через реку устанавливался, кроме обычной пешей и конной переправы, ещё людской перевоз. Носильщики с Мытного двора, приделав деревянный стул к салазкам, перевозили в них за пятачок любого на ту сторону, к ярмарочной пожарной каланче. Багаж помещался в ногах у седока, «рикша» толкал салазки сзади, семеня лаптями по гладкому, как зеркало, льду реки.

Своё общественное назначение здание сохранило до сих пор – здесь находится выставочный комплекс, где представлены работы известных художников (открыт в 1974 г.).


Городская скульптура «Фотограф» (у дома Б.Покровская, 2)

Скульптура «Фотограф» посвящена выдающимся нижегородским фотохудожникам второй половины XIX – начала XX века, из которых наиболее известны Андрей Осипович Карелин и Максим Петрович Дмитриев.

Для справки:

Андрей Осипович Карелин – уроженец Тамбовской губернии, внебрачный сын государственной крестьянки. В возрасте 10 лет он был отправлен в Тамбов – учиться иконописи, а еще через 10 лет поступил в Петербургскую академию художеств. Проявляя себя как талантливый художник, Карелин уже во время учебы увлекается начинающим развиваться искусством «светописи», то есть фотографией, и именно в этой области ему было суждено добиться замечательных успехов.

По окончании учебы Андрей Осипович из-за проблем со здоровьем по совету врачей поселяется на Волге, сначала в Костроме, потом в Нижнем Новгороде, с которым и связана вся его дальнейшая личная и творческая жизнь. Карелин открывает сначала живописную мастерскую, немного позднее мастерскую «Фотография и живопись», где желающие могли заказать живописные или фотографические портреты. Но не только портреты увлекали мастера, он много снимал городских пейзажей и видов ярмарки, этапы строительства павильонов XVI Всероссийской промышленной и художественной выставки.

В 1870 году Карелин получил задание от нижегородского губернатора – создать к 15-летию царствования императора Александра II цветной фотоальбом с видами города. Фотографии он сделал, однако не решился раскрасить их сам. Для этого он попросил расписать снимки акварелью профессионального пейзажиста Ивана Шишкина. Шишкин сначала отказался от предложения, но позднее Карелин его все-таки уговорил. Альбом «Нижний Новгород» был подарен Александру II и понравился ему.

Андрей Осипович много экспериментировал с техникой фотосъемки. Изучая физику и оптику, приемы освещения, именно Карелин впервые в Европе применил в фотосъемке добавочные линзы. Изучив связь между фокусным расстоянием, степенью диафрагмирования и глубиной резкости, фотохудожник получал необходимую четкость изображения и нужную резкость во всех планах. Ранее, когда техника была еще очень несовершенна, одной из проблем при съемке было то, что объекты в кадре приходилось располагать на одной линии, иначе часть предметов или людей размывалась на полученном изображении. Андрей Осипович с помощью своих экспериментов с линзами и объективами добился того, что все в кадре получалось четким, мастеру удалось создавать качественные портреты и портретные группы на значительном пространстве и расстоянии между объектами – до 7 метров. Благодаря своей технике, Карелин стал первым русским фотографом, который создавал снимки в жанре интерьерного портрета. Особенно большой популярностью пользовались так называемые комнатные группы, когда в кадре было до 6-7 человек. Сами фотографии при этом представляли еще и четко выстроенную художественную композицию.

В 1876 году Карелину было присвоено звание фотографа Императорской академии художеств «за изобретенный особый способ фотографии». Усилия мастера были вознаграждены и на европейском уровне. Достаточно сказать, что после успешного участия в нескольких международных выставках – в Вене, Париже, Филадельфии, Эдинбурге Карелина приняли в члены Французской национальной академии искусств. По словам современников, на Всемирной фотографической выставке в Эдинбурге он буквально «затмил работы всех известных иностранцев, и, по единогласному решению жюри, получил высшую награду – золотую медаль «За открытие нового пути и приемов фотографии».

Позднее в 80-е годы, овладев техникой фотографирования в совершенстве, Андрей Карелин представил зрителям ряд своих совершенно новых работ. В них мастер отступил от прежних приемов и теперь придавал изображениям художественную мягкость контуров, как будто сдваивая их. Как живописец Карелин стремился приблизить свои фотографические работы к произведениям лучших художников.

Творчество и увлечения Андрея Осиповича Карелина были многообразны: кроме фотографии, это живопись, иконопись, музыка, коллекционирование предметов старины, активная общественная деятельность. Он основал в Нижнем Новгороде художественную школу и до конца жизни преподавал в ней.

Через несколько лет в том же самом доме, где была мастерская Карелина, открылось новое фотографическое заведение – Максима Петровича Дмитриева.

Максим Петрович Дмитриев - как и Андрей Осипович Карелин, родился в Тамбовской губернии, был незаконнорожденным сыном крепостной крестьянки. Образование получил в обычной церковно–приходской школе. В 15 лет, благодаря стараниям матери, желавшей дать сыну хорошую профессию, поступил в мастерскую известного московского фотографа М.П.Настюкова, где приобрел практические навыки. Настюков поощрял в ученике стремление к познанию, и юноша по воскресеньям посещал рисовальные классы Строгановского художественного училища.

В 16 лет Максим Петрович Дмитриев впервые попадает в Нижний Новгород, причём на период работы ярмарки – там Настюков владел собственным фотопавильоном. Пребывание юного фотохудожника в городе стало судьбоносным: ему посчастливилось встретить Андрея Осиповича Карелина. Через несколько лет Дмитриеву было предложено работать у Карелина, и тут окончательно сформировались его творческие способности.

Приходит время, и Дмитриев открывает собственное фотоателье. Ателье было перестроено по проекту самого мастера и занимало 3 этажа. Уже при входе будущий клиент мог оценить образцы работ Максима Петровича, выставленные в целях рекламы в большой стеклянной витрине и вдоль крутой лестницы, по которой посетители поднимались на 2-й этаж в залитый светом съемочный павильон – крыша и одна стена помещения были стеклянными. Свои фотографии заказчики получали с фирменным паспарту с золотым тиснением. Предприятие, благодаря художественному, а также коммерческому талантам фотографа было успешным. Однако работа в стационарных условиях не приносила мастеру полного удовлетворения: он стремился снимать живую природу, людей в обычных бытовых условиях.

Московская публика впервые увидела работы Дмитриева на выставке, посвященной 50-летию светописи. Экспозицию составляли 53 безукоризненно выполненные работы большого формата – волжские виды, лесные пейзажи, групповые и индивидуальные портреты. В 1892 году фотограф принял участие во Всемирной выставке в Париже, где был удостоен золотой медали. Были золотые медали в Москве, Чикаго.

Важное место в творчестве мастера занимали работы, имевшие социальную направленность. После засухи 1891 году в Поволжье Дмитриев создал цикл фотографий, изданный отдельным альбомом «Неурожай 1891-1892 годов в Нижегородской губернии», который произвел ошеломляющее впечатление. Виды разоренных голодом и болезнями деревень, самоотверженная работа медицинских работников и земских деятелей, помогающих больным крестьянам, никого не могли оставить равнодушными. Это было первое в России издание с репортажными фотографиями, рассказывающими о постигшем русских людей несчастье, показывающее тяжелую жизнь и страдания простых людей.

А вскоре Максим Петрович приступил к новой работе: он начинает создание цикла фотографий под названием «Волжская коллекция», запечатлевшего места вдоль Верхней и Средней Волги. Съемки продолжались 10 лет. В громадной коллекции оказалось несколько тысяч негативов, на которых запечатлены исторические достопримечательности и завораживающие пейзажи рек, вековые заволжские леса, виды городских поселений, жители Поволжья всех национальностей. С камерой весом около 100 кг фотограф плавал по Волге, фотографировал с борта теплохода, с берега, вскарабкивался на крутые холмы, колокольни и мосты. Волгу мастер фотографировал подробно, буквально через каждые несколько верст. Этот труд, который Дмитриеву никто не заказывал и который стоил немалых денег, сам мастер считал важным оставить для потомков.

В конце 80-х годов Максим Петрович был избран в действительные члены Русского географического общества. Фотохудожник активно участвовал в работе НГУАК. По просьбе Академии художеств снимал старинные городские здания, кремль, этапы реставрации храмов, археологические раскопки. Максима Дмитриева по праву можно считать основоположником русского публицистического и социального фоторепортажа.

К 1929 году частные фотосалоны в СССР были национализированы или закрыты. Власти причисляют фотографа Дмитриева к разряду промышленников, использующих наемный труд, что облагалось непомерными налогами. И в конце 1929 года Нижегородская фотография М.Дмитриева была национализирована и стала государственным предприятием (фотографией Детской трудовой коммуны (ДТК)). Власти заключили трудовой договор с Дмитриевым, согласно которому он принимался на должность павильонного фотографа и заведующего художественной частью фотоателье. В 1933 году Дмитриев захотел перевезти свой личный фотоархив из ДТК к себе на квартиру, но местные власти запретили это делать и конфисковали у фотографа около семи тысяч негативов, часть из которых позже была утеряна.

Благодаря Карелину и Дмитриеву и многим другим энтузиастам и художникам фотографического дела сейчас мы знаем, как выглядела и жила наша страна более 100 лет назад.

В 1992 году в доме № 9а по улице Пискунова 9а, там, где располагались фотоателье основоположника русской художественной фотографии Андрея Осиповича Карелина, а позднее - основоположника русской публицистической фотографии Максима Петровича Дмитриева, по инициативе общественности появился первый в нашей стране музей фотографии.

Б.Покровская, 4а - Дом Костромина (Учебный театр)

Дом М. А. Костромина — памятник градостроительства и архитектуры в историческом центре Нижнего Новгорода.

Историческое здание сегодня — объект культурного наследия Российской Федерации. Является старейшим в застройке улицы, единственным сохранившимся в Нижнем Новгороде домом, связанным с жизнью механика-самоучки И. П. Кулибина.

Михаил Андреянович Костромин происходил из крестьян, приписанных к нижегородскому Печёрскому монастырю, в 1764 году стал «экономическим». Предъявив капитал, записался в купцы города Чёрный Яр, но жил в Нижнем Новгороде. Чтобы добиться признания среди высшей аристократии и властей города, М. А. Костромин предложил изобретателю И. П. Кулибину изготовить для императрицы Екатерины II часы в виде утиного яйца, обеспечив проживание семьи изобретателя, его помощников и предоставляя все материалы. Часы были вручены императрице в Санкт-Петербурге 1 апреля 1769 года, после чего Кулибин был зачислен механиком Петербургской академии наук, а купец награждён тысячью рублей и серебряной кружкой с портретом императрицы и её дарственной надписью. С тех пор род Костроминых занял высокое положение в купеческом сообществе города, его представители часто избирались в городскую думу.

При генеральном межевании в центре Нижнего Новгорода у Мытного рынка Костромин приобрёл большой участок земли и по красной линии ул. Большой Покровской выстроил каменный двухэтажный дом на сводчатых «погребах». Автор проекта – архитектор Яков Ананьевич Ананьин (первый губернский архитектор с 1779 по 1794 годы), ученик великого Растрелли.

Точная дата постройки дома Костромина неизвестна. Одни называют 1770-е годы, на городском плане он появился в 1799 году.

В начале XIX века к дому были пристроены два флигеля. В 1834 году усадьбу купил И. А. Княгининский, а у того в свою очередь в 1852 году купец-меценат В. К. Мичурин. В 1876 году по проекту архитектора И. К. Кострюкова к дому слева пристроили трёхэтажный кирпичный корпус, справа — вход с прямоугольным эркером в одно окно. Колонный портик был разобран, но позже восстановлен уже в 1990-е гг.

В начале ХХ века верхняя часть дома сдавалась под кинотеатр «Патеграф», владельцем которого был отец революционера Якова Свердлова – Михаил Свердлов. После смены власти в 1917 году верх был переделан в коммунальные квартиры, а внизу располагался магазин.

В 1996 году здесь открылся Учебный театр Нижегородского театрального училища имени Е.А. Евстигнеева. На сцене этого театра учащиеся получают замечательную актерскую практику.


Городская скульптура «Кошки и голуби» (на фасаде Б.Покроская, 4а)

Забавная скульптурная композиция «Охота на голубей» установлена на фасаде здания учебного театра «Нижегородского театрального училища». Две кошки изображены в момент охоты на трех голубей. Фигуры кошек и птиц отлиты из чугуна и бронзы челябинскими мастерами. Инициатором создания необычной скульптурной композиции стал Вадим Булавинов, бывший в 2005 году мэром города. Идея появилась после поездки Вадима Булавинова в Челябинск, где уже существовала подобная группа.


Б. Покровская, 8 – «Граверная и скоропечатная мастерская Свердлова», Покровка 8 + «Кладовка»

Здание, где располагается музей, построено во второй половине 40-х годов 19 века. Первоначальный вид трехэтажного здания не изменился по сегодняшний день. На рубеже 19–20 веков два верхних этажа отводились под квартиры в наем, а первый этаж дома занимал магазин «Обувь».


К Выставочному залу «Покровка, 8» прилегает одноэтажное здание, которое принадлежало вдове статского советника Губиной. Обращает на себя внимание черная под старину вывеска «Скоропечатная и граверная мастерская М.И.Свердлова, резьба печатей и производство каучуковых штемпелей. Фирма существует с 1881 года».


Приехавший из Саратова гравер Михаил (Моисей) Израилевич Свердлов открыл свою скоропечатную и граверную мастерскую, а сам до 1896 года проживал с семьей в комнатах позади лавки. Из большой семьи Михаила Свердлова двум его сыновьям – Якову и Залману (Зиновию) – суждено было добиться известности, но совершенно разными путями.


Сегодня в здании располагается музей «Покровка, 8»

Начало музею было положено в 1947 году, когда к 30-летию Октябрьской революции в здесь был создан мемориальный музей революционера Якова Свердлова. В 1958 году музей вошел в состав Горьковского историко-архитектурного музея-заповедника (сегодня НГИАМЗ).


В 2011 году на третьем этаже музея появилась выставка «Игрушечный музей», где можно увидеть игрушки из коллекции художника Александра Лаврова, которые были спутниками нескольких поколений детей XX века. В 2020 г. выставка «Игрушечный музей» переместилась в цокольный этаж.


С 2013 г. по 2019 г. на «Покровке, 8» действовала экспозиция «Нижегородская интеллигенция: время и люди».


С 4 ноября 2019 года по 20 августа 2020 г. музей был закрыт на реконструкцию: здесь проведен капитальный ремонт, сделана перепланировка, появилось новое выставочное пространство. При этом был сохранен оригинальный паркет и другие детали интерьера.


Сегодня на втором и третьем этаже работает выставка «Царственно поставленный город». На выставке представлены экспонаты печатного и декоративно-прикладного искусства с изображениями Нижнего Новгорода и ярмарки: гравюры XIX-XX вв. (из личной коллекции Вячеслава Хуртина), работы мастеров городецкой росписи, а также два макета Нижегородского кремля, один из которых выполнен в технике казаковской филиграни.


Возобновил свою работу и мемориальный музей, посвящённый революционеру Я.М. Свердлову.



С правой стороны здания располагается вход в арт-галерею «Кладовка». Этот небольшой выставочный центр был основан Павлом Плоховым; расположен по несуществующей улице Художников. Улица (на самом деле - узкий двор), уходящий в тупик, украшен в стиле поп-арта: велосипеды на стенах, красная телефонная будка, виниловые пластинки и другие элементы. Следующая часть галереи расположена внутри здания. Галерея делится на 3 зала.

Первый зал — музыкальный. В нём представлены виниловые пластинки различных поколений, жанров и исполнителей. Второй зал — произведения хенд-мейда. Третий зал — литературный, здесь можно найти книги, газеты, журналы, интересные газетные вырезки и любительские произведения малоизвестных авторов.

Справка:

Яков Свердлов (1985-1919)

Принято считать, что революционная биография Якова Свердлова началась ещё в Нижнем Новгороде, когда юноше едва исполнилось 16 лет. Он использовал мастерскую отца в революционных целях: печатал прокламации, делал печати и штемпеля для партийных документов. Сюда поступала ленинская «Искра». Дом Свердловых также служил явочной квартирой нижегородских большевиков.

Свердлов был одним из руководителей Октябрьской революции, председателем ВЦИКа, являлся исполняющим обязанности Председателя СНК РСФСР после покушения на Ленина. Свердлов был инициатором «Красного террора».

А.В.Луначарский вспоминает о том, что из подпольной своей работы Яков Свердлов вынес два качества: первое - совершенно исключительное знание всей партии; десятки тысяч людей, которые ее составляли. Он, ничего никогда не забывал, знал заслуги и достоинства, замечал промахи и недостатки. Второе - организационное умение.


«…Я не знаю, каким именно оказался бы Свердлов организатором после вступления революции на путь медленной и трезвой реализации наших идеалов. Но в подпольной области, в интенсивной работе организатора-революционера он был великолепен.

Этот опыта было достаточно для того, чтобы сделать из Свердлова создателя нашей конституции, чтобы сделать из него председателя ВЦИК».

Как пишет Р.Медведев в своей статье “Семья и родственники Я.М.Свердлова” (“Ленинское знамя”, 12 ноября 1989 г): «...для периода от весны 1917 и до весны 1919 года, именно Свердлов являлся вторым по влиянию и авторитету человеком после В.И.Ленина... Когда Ленин был тяжело ранен эсеркой Каплан, Свердлов стал на несколько недель фактическим главой Советского государства, и его подпись стоит под воззванием ВЦИК, объявляющим “красный террор” - “беспощадный массовый террор против всех врагов революции”».

Считается, что именно Свердлову принадлежал решающий голос в вопросе о казни не только Николая II, но и всех членов его семьи, включая детей.

Яков Свердлов прожил всего 34 года. Обстоятельства его смерти до сих пор не выяснены. Официальная версия гласила, что причиной смерти стало обострение легочных заболеваний, полученных в ссылках и тюрьмах (где Свердлов провел в общей сложности 12 лет). По другой версии, он умер от «испанки» (гриппа). Но распространился также слух, что в городе Орле Свердлов был избит рабочими, перед которыми выступал.


Имя Свердлова в советские годы носила ул. Большая Покровская.

Зиновий (Залман) Свердлов, старший брат Якова, также оставил свой след в истории. Он был очень дружен с Алексеем Пешковым (Максимом Горьким), в 1901 году они даже вместе были арестованы по обвинению в использовании мимеографа в целях революционной пропаганды.


В 1902 году Зиновий уехал в Арзамас, где в то время жил в ссылке Максим Горький, и участвовал в читке его новой пьесы «На дне» в роли Васьки Пепла. В. И. Немирович-Данченко, для которого и устраивалось представление, нашёл у него драматические и музыкальные способности и предложил ему начать специальное музыкальное и артистическое образование. В 1902 году Зиновий пытался поступить в Императорское филармоническое училище в Москве, но не был зачислен: лица иудейского вероисповедания (за некоторыми исключениями) не имели права жить в Москве. 30 сентября 1902 года Зиновий принял православие и получил от Горького, который стал его крёстным отцом, отчество и фамилию — Пешков. Узнав об этом, отец Зиновия отрёкся от своего сына.


С 1903 по 1904 год Зиновий проходил обучение в школе Московского художественного театра. В 1904 году эмигрировал в Канаду, затем США и Италию, главным образом проживал у Максима Горького, фактически усыновившего Зиновия. В дальнейшем эмигрировал во Францию, с началом Первой мировой войны поступил в Иностранный легион. В боях на потерял правую руку, был награжден и, несмотря на инвалидность продолжал служить. Его фронтовым другом был Шарль де Голль, будущий глава Французского государства. Связей с оставшейся в России семьёй не поддерживал. Участвовал и во Второй мировой войне, стал генералом, кавалером пятидесяти правительственных наград.


Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Завещал, чтобы в его гроб положили православную икону, военный крест с пальмовой ветвью, Большой крест Почетного легиона и портрет Максима Горького.


Театральная пл. - памятник Добролюбову

Недалеко от театра драмы находится памятник Николаю Александровичу Добролюбову. Н.А. Добролюбов (1836 - 1861) – русский литературный критик, поэт, публицист и философ, представитель т.н. «революционной интеллигенции». Он прожил всего 25 лет, но за свою жизнь успел написать сотни статей, рецензий, высказать определенные взгляды на общественный строй и воспитания детей. В России середины 19 столетия он играл примерно ту же общественную роль, что в нашей жизни – болгеры-миллионники, пишущие на остросоциальные темы.

Памятник был открыт в 1986 году. Возведен он в честь 150-летия со дня рождения знаменитого литературного публициста и критика.

Авторы проекта — народный художник РСФСР, почетный гражданин города Горького, скульптор Павел Иванович Гусев и заслуженный архитектор РСФСР Борис Сергеевич Нелюбин. Скульптура отлита на заводе художественного литья в Ленинграде.

Дом, где родился Добролюбов, располагался буквально в двух шагах отсюда, на современной улице Пожарского (не сохранился). Рядом (Лыкова дамба, 2) находится единственный в России музей Добролюбова – в доме, где будущий литературный критик провел детские годы. Здание отеля «Шератон» стоит на месте Никольской Верхнепосадской церкви, где служили его отец Александр Иванович и дед по линии матери Василий Покровский.

Справка

Николай Александрович Добролюбов (1836-1861) появился на свет в семье священника, получил домашнее образование, затем окончил Нижегородскую семинарию. Хотя изначально его готовили к священнической карьере, в 1853 году уехал поступать в Педагогический институт в Санкт-Петербург, где начался его блистательный путь публициста и литературного критика. Даже те, кто мало знаком с творчеством Добролюбова, наверняка со школьной скамьи помнят его слова о «луче света в темном царстве» (о Катерине, персонаже пьесы Островского «Гроза»).


Он по праву считался гениальным сатириком и остроумным пародистом, часто публиковался в журналах, особенно в «Свистке» - литературном приложении журнала «Современник».

В 16 лет Николай сел за труд написания истории земли нижегородской. Он фактически мог бы стать первым нижегородским краеведом, но этому не суждено было сбыться. Смерть в один год обоих родителей, сделавшая его единственным кормильцем в большой семье, заставила Добролюбова отказаться от этого честолюбивого плана, требовавшего больших временных затрат и не сулившего дохода.

Писатель за свою непродолжительную жизнь успел совершить многое, что другим не удавалось. Но его организм не выдержал такого напряжения, и в возрасте 25 лет писатель умер от туберкулеза. Он был похоронен в Санкт-Петербурге, на Волковском кладбище. Могила Добролюбова стала одной из первых на участке, где позже были захоронены многие другие русские и советские деятели культуры и учёные – т.н. «Литературные мостки»

Именно Добролюбову Некрасов посвятил строки:

«Какой светильник разума угас!

Какое сердце биться перестало!»

Многие идеи, которые выдвигал Добролюбов, актуальны и до сих пор. Он призывал учить детей мыслить самостоятельно, уважать человеческую природу, воспитывать на собственном примере, развивать грамотность.

Для XIX века, где воспитание базировалось на полном жестком подчинении старшим, на использовании телесных наказаний, такие идеи были очень необычны и вклад Добролюбова в педагогику был очень значим.

Имя Добролюбова носит Нижегородский государственный лингвистический университет.


Городская скульптура «Веселая коза» (на Театральной площади)

Связь козы с Нижний Новгородом самая прямая, хотя и весьма необычная. На нижегородском гербе изображен олень, но когда герб рисовали местные провинциальные живописцы (например, на вывесках питейных заведений), благородный олень у них часто выходил похожим на обычную козу.

Так, в очерке знаменитого журналиста В.А. Гиляровского «Нижегородское обалдение» о выставке 1896 г. читаем: «На декорированных стенах ресторана, как во всех павильонах выставки, висели гербы Нижнего Новгорода, причем фигура герба — олень, выкрашенный в красную краску,— вызывала веселое настроение: уж в очень игривой позе этот олень был изображен живописцем. Амфитеатров, когда приглашал кого-нибудь в ресторан, всегда говорил:

— Пойдем под веселую козу!

А потом с его легкой руки это прозвание перешло и на всю выставку.

— Когда муж-то вернется? — спрашивают в Москве купчиху.

— А хто его знает! Под веселой козой загулял!»

Так что «Веселая коза» - это неофициальное юмористическое наименование нижегородского оленя.


С козой связана и одна из нижегородских легенд. В XVII веке в Кунавинской слободе в разгар Великого поста случился пожар – ночью загорелись дворовые постройки. Огонь напугал спавшую в хлеву козу, та в панике вырвалась из сарая, поскакала по улице, наткнулась на пожарный столб и подняла набат, запутавшись рогами в веревке от колокола. От звона горожане проснулись и потушили пламя. Невзирая на пост, кунавинцы устроили шумную гулянку по случаю избавления от огненной напасти. С тех пор появилась традиция справлять в середине поста «козью масленицу» с выпивкой, угощением и чествованием козы, которую, украсив лентами, водили по улицам. Как ни боролись с этим языческим беззаконием представители духовенства, до самой революции «козьи масленицы» в Кунавино продолжались, собирая массу желающих отдохнуть от строгостей поста.

В 1993 году на нижегородской земле впервые был проведен всероссийский фестиваль театральных капустников, который стали ежегодными. Эмблемой фестиваля выбрана была веселая коза. Ее в 2005 году увековечили в бронзе.


Театральная пл., 13 – Театр Драмы

История создания городского театра восходит к 1798 г., когда князь Николай Григорьевич Шаховской открыл в Нижнем Новгороде первый публичный театр. 7 февраля состоялся его первый спектакль по комедии Д. И. Фонвизина «Выбор гувернёра».

Первая труппа крепостного театра состояла более чем из ста крепостных актёров. Под театр был перестроен один из городских домов князя на углу Большой и Малой Печерских (Пискунова) улиц (сейчас на этом месте находится Речное училище). В нём имелось 27 лож, 50 кресел, партер на 100 человек и верхняя галерея на 200 человек. Небольшая площадь перед зданием, — одна из двух в городе, вымощенных камнем, — стала называться Театральной. Репертуар театра не отличался от столичного, и включал, кроме комедий и трагедий, ещё оперы и балеты.

Чтобы оповещать о начавшихся представлениях, стали вывешивались афиши-объявления.

Также наняты были профессиональные городские зазывалы, а непосредственно перед представлением на площади перед театром играл оркестр, стараясь при этом производить как можно больше шума. Публику завлекали и обещанием бесплатной водки. На первых порах приобщение нижегородцев к новому виду зрелищ проходило туго. Сказывалась неразвитость вкуса горожан, предубеждение против подобных зрелищ. Сначала приходили те, кому пригласительные билеты приносили на дом, да редкие любопытные и скучающие. И чтобы театр не казался пустым, на непроданные места приглашали в меру чистых и опрятных людей с улицы бесплатно. Но вскоре театр развернулся, а с переездом в Нижний Ярмарки, представления стали давать и там, собирая за время работы на ярмарке половину годового дохода.

С самого начала противниками театра выступили представители церковной власти, требуя вынести «зрелище сатанинское», далеко за пределы города. Губернатор Вяземский, человек умный и достаточно просвещенный, ответил, что пусть лучше горожане «созерцают благонравные, Отечеству полезные пьесы и оперы, нежели будут таиться в своих домах и мечтать о запрещенном», да и вообще театр является «полезной забавой, разгоняющей лень жителей города».

Нравы в театре не отличались гуманностью. За провинность актеров наказывали, в ходу были и палки и розги, и рогатки. Дощатый барак для актеров был разделен на две половины – мужскую и женскую. Всякое общение лиц противоположного пола было строжайше запрещено. До 25 лет актрисе запрещалось даже думать о подобных глупостях, после 25 лет ей подыскивали жениха из крепостных. Молодых венчали, а после князь сам одаривал невесту достойным приданым и продуктами на пир. В афишах настоящие имена крепостных артистов не указывались, крепостные актеры имели благообразные псевдонимы. Если же в постановке принимал участие приглашенный артист, то перед его фамилией ставилась буква «Г». Чтобы крепостные актерки натуральнее изображали дам из благородного общества, Шаховской поочередно назначал их в компаньонки к своей жене, где госпожа и рабыня проводили время в беседах, чтении, рукоделии. С этой же целью актеров вывозили в Москву, дабы они учились мастерству у своих коллег из Малого театра. После кончины князя В 1824 г. оба театра – и городской и ярмарочный – попали в руки его безразличных родственников. В конце концов, театр со всем имуществом и артистами был продан, актеры получили вольную с условием – отработать свою цену в течение 10 лет.

В 1827 году два богатых театрала Распутин и Климов купили театр, включая декорации и труппу, за 100 тысяч рублей. Блестящий период в истории театра продолжался до 1838 года, когда началась череда смен хозяев театра. Качество игры упало, убытки от содержания театра росли. В 1853 году театр сгорел.

Место под новый театр было запланировано на Верхне-Волжской набережной ещё в 1846 году, но Николай I определил место для Театральной площади на Большой Покровской. Отсутствие у города средств на выкуп земли у частных владельцев и строительство постоянно отодвигало реализацию проекта.

1 декабря 1855 года театр открылся вновь на Благовещенской площади (ныне – площадь Минина и Пожарского), в доме, построенном Петром Егоровичем Бугровым, стоявшим на месте современного «Дворца труда». Бугров предполагал использовать здание в качестве доходного дома, но большой любитель театра губернатор князь М. А. Урусов попросил сдать его под театр. Дела театра шли плохо, антрепренёры менялись, аренда платилась неисправно, и сын Бугрова Александр потребовал выселения театра. В 1862 году здание было выкуплено губернским предводителем А. А. Турчаниновым, и после его смерти в 1863 году снова сдано под театр.

В 1894 году в преддверии Всероссийской промышленно-художественной выставки городская Дума собиралась отремонтировать здание театра, пострадавшее от нескольких пожаров. Но гласный Думы Николай Александрович Бугров, не желавший видеть театр в доме, построенном его дедом, по соображениям старообрядческого благочестия, предложил 200 тысяч рублей для постройки нового здания на Большой Покровской. Дума добавила от себя 50 тысяч, испросила субсидию в правительстве, и через два года новый театр был построен. Автором проекта был главный архитектор императорских театров академик В. А. Шретер, а работами руководил молодой нижегородский архитектор П. П. Малиновский. Театр открылся в день коронации Николая II 14 мая 1896 года парадным спектаклем — оперой Михаила Ивановича Глинки «Жизнь за царя» с участием молодого Фёдора Ивановича Шаляпина.

По ходатайству городской думы «в благодарное воспоминание блаженной памяти в бозе почивающего императора Николая I, собственноручно начертавшего в городском плане место для постройки здания», театр получил имя Николаевский.

1 сентября 1896 года драматическая труппа, возглавляемая Н. И. Собольщиковым-Самариным, открыла новый сезон драмой А. И. Сумбатова-Южина «Листья шелестят».

Собольщиков-Самарин писал о новом театре: «Я был в восторге от нового здания. Все в нём радовало меня. Мне казалось, что в этом прекрасном здании, залитом электрическим светом, я забуду тернистый путь провинциального актёра, что здесь осуществятся все мои радужные мечты о настоящем художественном театре. Каждый раз, когда я входил в новый театр, меня охватывал какой-то трепет, и я ловил себя на том, что проходил по его коридорам на цыпочках, благоговейно».

В XIX веке на его сцене дебютировали две выдающиеся русские актрисы: Пелагея Стрепетова, уроженка Нижнего Новгорода и Любовь Никулина-Косицкая. На сцене Нижегородского театра в разные годы играли Щепкин, Ермолова и молодой актер Алексеев, Станиславский и Комиссаржевская.

В 1948 году Нижегородскому государственному театру драмы было присвоено имя Максима Горького. В 1949 году в связи со 150-летием со дня основания театр награждён орденом Трудового Красного Знамени. В 1968 году театру присвоено звание «академический» — второму из периферийных театров России.

Нижегородский театр драмы - единственный в стране, на сцене которого, начиная с 1901 г. были поставлены все пьесы Горького и отдельные инсценировки его прозы.

Справка

Федор Шаляпин и Иола Торнаги (Ло-Прести)

В Нижний Шаляпин приехал 23-летним молодым человеком. Вот как описал его Константин Коровин: «худой и очень высокий молодой человек в длинном сюртуке, блондин со светлыми ресницами серых глаз». Шаляпин снимает квартиру на улице Ковалихинской, часто ходит к Волге, любимой с детства. С оперной труппой он все лето гастролировал в нашем городе. Исполнял партии в операх «Русалка», «Евгений Онегин», «Фауст» и других. Здесь он познакомился с примой–балериной, итальянкой Иолой Торнаги, будущей женой.

Фёдор Шаляпин и Иола Торнаги, кажется, были полными противоположностями. Он – двухметровый великан с могучим басом, она – невысокая, хрупкая балерина. Молодая балерина Иола Торнаги была в Италии настоящей звездой. В период расцвета ее творческой карьеры итальянской балетной труппе неожиданно предложили выступать в Нижнем Новгороде. Пригласил артистов Савва Мамонтов, известный предприниматель, меценат и ценитель искусства. Труппа согласилась.

В России гастролеров встречали наши артисты. Среди них - 23-летний крестьянский сын из Вятской губернии Федор Шаляпин. Итальянская прима ему сразу понравилась, но языковой барьер мешал объясниться. Когда вскоре после премьеры Иола заболела, он незваным пришел к ней домой с кастрюлей куриного бульона. Это было началом их дружбы.

Однажды танцовщица пришла на генеральную репетицию оперы «Евгений Онегин». В роли мужа Татьяны был Шаляпин. Он пел арию «Любви все возрасты покорны».

Оригинал звучал так:

«Онегин, я скрывать не стану,

Безумно я люблю Татьяну».

Но Шаляпин вместо привычного текста пропел:

«Онегин, я клянусь на шпаге

Безумно я люблю Торнаги».

- Поздравляю! - сказал балерине Савва Мамонтов, свободно владевший итальянским. - Федя только что признался вам в любви.

Сезон закончился. Все стали разъезжаться. Мамонтов предложил Иоле провести зимний сезон в московском театре. Она согласилась, вслед за ней приехал Шаляпин. В новом городе пара сблизилась, у них завязался роман. Торнаги освоила русский язык. Через два года после первой встречи они обвенчались. Торнаги оставила карьеру балерины. В браке у них родилось шестеро детей. Правда, у этой истории любви грустный конец. Шаляпин охладеет к супруге, обзаведется второй семьей и эмигрирует без Иолы, оставив ее в России.



Городская скульптура «Евгений Евстигнеев» (слева от Театра Драмы, Б.Покровская, 13)

У здания драматического театра установлен памятник всеми известному и любимому артисту театра и кино Евгению Евстигнееву.

Евгений Евстигнеев - родился в Нижнем Новгороде 9 октября 1926 года в рабочей семье (отец - металлист, мать – фрезеровщица). До войны успел окончить семилетку и в 1941 году пошёл работать электромонтёром. Потом год проучился в дизелестроительном техникуме, в 1943-1947 годах работал слесарем на заводе "Красная Этна" в Горьком. Там участвовал в кружке художественной самодеятельности, научился играть на гитаре и на пианино, после работу выступал перед ранеными в эвакуационных госпиталях.

После войны поступил в Горьковское театральное училище (сегодня училище носит его имя), которое окончил в 1951 году и до 1954 года по распределению отправляется во Владимир, где становится актёром Владимирского областного драматического театра.

В 1956 году окончил Школу-студию имени В.И. Немировича-Данченко при МХАТ и стал актёром этого театра, в 1957-1970 годах — артист театра «Современник, с 1970 года — артист МХАТа.

Сниматься в кино начал ещё в 1957 году (первый фильм «Поединок»), преимущественно в небольших ролях. Позже на счёту актёра было уже около двух десятков главных ролей. Всего снялся более чем в ста лентах в кино и на телевидении. Всем известны его профессор Преображенский из "Собачьего сердца", Плейшнер из "17 мгновений весны", режиссёр народного театра из "Берегись автомобиля", товарищ Дынин из "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён", Ручечник из "Место встречи изменить нельзя". Его последней ролью в кино стал царь Иван Грозный в фильме "Ермак".

9 октября 2014 года установлена мемориальная доска на улице Бакунина в Канавинском районе Нижнего Новгорода, где актёр прожил первые 8 лет жизни.


Жилой комбинат «Культурная революция» (Пискунова 3/1-3/4)

С началом эпохи индустриализации в Нижнем Новгороде потребовалось большое количество нового жилья для рабочих – бывших крестьян, которые приходили из деревни в город, и оставались работать на строящихся промышленных предприятиях. Но и сами горожане нуждались в жилье.

Революция во всех сферах жизни предполагала и новый подход к организации быта. Так в Нижний Новгород приходит идея дома – коммуны.

Дом-коммуна «Культурная революция» был построен 1929—1932 годах по проекту архитектора В. В. Медведева. Он состоит из нескольких жилых зданий, соединенных переходами на уровне второго и пятого этажей, а также выделенных коммунальных блоков.


Предполагалось, что жильцы дома будут в значительной степени освобождены от типичных бытовых сложностей. В доме были общие столовая, душевые, библиотека, медпункт, зал для общих собраний и т. п. В любое помещение можно было попасть по межкорпусным переходам, не выходя на улицу.

В доме были ясли и детский сад с квартирами для работников дошкольного образования. На этажах располагались общие кухни. В двухэтажном корпусе находилась столовая. В столовой было составлено расписание, и жители разных корпусов обедали в разное время (ужин предполагался в квартире). Горячая вода была доступна в специальном помещении в каждом корпусе, где был титан с водой. Прачечная и душевые находились в подвале корпуса столовой вместе с котельной, которой отапливался дом. Устраивали коллективную стирку и сушку, вместе мылись в душе, занимая очередь заранее. Дворовое пространство было организовано в соответствии с духом времени: сцена с навесом и лавочками, спортивная площадка. Устраивали концерты, выступали лекторы с просветительскими программами.

За придомовой территорией ухаживал садовник, работали в домах коммуны собственный сантехник, электрик, столяр, в общем, комплекс жил своей жизнью. Вместе выходили на субботники и решали самые разные вопросы. По квартирам ходили специальные комиссии, которые выбирали самую лучшую и чистую жилплощадь, впоследствии хозяев премировали.

Интересно, что дом «Культурная революция» был построен с привлечением частного капитала. Это было разрешено государством в 1921 году - жилищное строительство через кооперативы.

Со временем общественная система развалилась. Жильцы стали занимать захватывать общественные площади, чтобы расширить жилплощадь – ведь семьи росли. Сейчас это многоквартирный дом, многие квартиры перестроены.

Дом-коммуна «Культурная революция» сейчас является Объектом культурного наследия регионального значения и памятником эпохи конструктивизма.



Усадьба Щелокова и памятник Объявлению (Пискунова, 4)

На пересечении улиц Пожарского и Пискунова расположился небольшой особнячок (Пискунова, 4), который ранее был флигелем в усадьбе купца М.Н. Щелокова. Купец Щелоков занимался производством сахара и приобрел в 1870-е гг. большой хутор в лесной зоне (отсюда названия Щелоковский хутор и Сахарный дол).

В советское время просторные комнаты особняка использовали под жилье, позже с 1975 по 1990-е годы в подвале находилось Горьковское отделение Всероссийского театрального общества. С приходом нового собственника, газеты «Из рук в руки», владельцы занялись реконструкцией, был пристроен мансардный этаж.

В июле 2003 года на этом старинном особняке установили своеобразный «памятник» настенным отрывным объявлениям – металлическую пластину, имитирующую такое объявление. Авторство этого проекта принадлежит журналисту Владимиру Климычеву. Объявление гласит: "Меняю: английское детство (графские развалины, школьная команда по регби, лондонский Музей Детства, стрижка под Элвиса) на детство, проведенное в России (велосипед "Орленок", школа с продленкой, содовая розочка пирожного в Чите в 1951 г.). Звонить: 831-00-13-13". Телефон принадлежит отделу объявлений газеты «Из рук в руки».

Памятник объявлению - это памятник целой эпохе, когда именно через настенные объявления можно было что-либо продать, купить или обменять. Сколько бы местные власти ни пытались бороться с незаконным распространением частной коммерческой информации - бесполезно! Ни угрозы штрафов, ни призывы к совести, ни попытки приучить граждан к расклейке объявлений в специально отведенных для этого местах не действовали. Любимыми местами для расклеивания бумажных объявлений были столбы, заборы, автобусные остановки. Так что объявление в металле служит памятником уходящей эпохе без интернета, где не было avito и социальных сетей.


Дом владыки Николая (Пискунова, 2)

Считается, что именно на этом месте располагалась городская усадьба, где в 1812 году после эвакуации из Москвы, останавливался выдающийся писатель и историк Николай Михайлович Карамзин с семьей. Усадьба в это время принадлежала его давнему знакомому, советнику губернского правления Ивану Алексеевичу Аверкиеву.

А в 1816 году усадьба перешла коллежской секретарше Елизавете Васильевне Польц, крестной матери Н.А. Добролюбова.

В конце 19 века при устройстве Почаинского съезда от усадьбы отошла территория, расположенная в овраге. Судя по окладным книгам, к началу 1890-х годов старые усадебные постройки были снесены. В 1892 году землю купил купец Г.А. Поляк и выстроил деревянный одноэтажный дом с каменным пристроем, сохранившийся до настоящего времени.

В 1918 году дом был национализирован и передан под жилые квартиры.

Недолгое время здесь располагался детский сад, а в 1990 году дом был передан Нижегородской епархии.

Сейчас этот дом известен как Архиерейский дом или дом митрополита Николая (Кутепова).

В этом доме Владыка Николай прожил 11 лет, вплоть до своей смерти. Здесь же он принимал посетителей. После смерти Владыки Николая с 2003 по 2007 год здесь проживал митрополит Георгий, пока строилась его новая резиденция в Печерском монастыре. В настоящее время в доме проводятся реставрационные работы.

Справка

Митрополит Николай, в миру Николай Васильевич Кутепов, был Митрополитом Нижегородским и Арзамасским с 1977 по 2001 годы, с его именем связано возрождение Горьковской, а позже Нижегородской епархии.

Родился Николай Васильевич в крестьянской семье 4 октября 1924 года на хуторе Кутепове Тульской области. 1930 год принёс семье только горе: хозяйство раскулачили, а их, изгнав из родного дома, выслали с хутора. Во время Великой Отечественной Войны Николай Васильевич 17-летним парнем ушел на фронт. Он был принят в оружейно-пулеметное училище в 1941 году, откуда через 2 месяца отбыл на фронт. Воевал под Сталинградом, получил 2 пулевых ранения, был контужен (рядом разорвался снаряд, и Николая почти полностью засыпало землей). Стояла суровая зима 1941-42 гг., и он, пролежав без сознания несколько часов, отморозил ноги. Его нашли товарищи по полку и доставили в госпиталь. Руки спасли, а ступни пришлось ампутировать - оставили только пятки, чтобы можно было стоять. Из госпиталя был демобилизован в Тулу.

В сентябре 1944 года поступил на 1-й курс Тульского механического института. Будучи студентом, прислуживал за архиерейскими богослужениями в должности иподиакона. С октября 1946 года был секретарём Тульского архиепископа Антония (Марценко), арестованного в декабре 1951 года. В 1947 году выбыл из числа студентов механического института и в сентябре 1950 года поступил в 3-й класс Московской духовной семинарии.

Учась в семинарии, он с товарищем отправился в Козельск, в Оптину пустынь к последнему Оптинскому старцу Мелетию за советом: принять ли ему монашество или все же жениться. Беседа была долгой, после нее Николай принял решение о монашеском постриге.

В 1953 году он уже был рукоположен в сан диакона в Казанской церкви г. Устюжна и далее продолжил учёбу в Ленинградской духовной академии.

20 декабря 1959 года в возрасте 35 лет отец Николай принял монашество, став последним постриженником Киево-Печерской Лавры перед её закрытием.

Николай Кутепов занимал епархиальные кафедры в разных регионах Советского Союза: Мукачевскую, Омскую, Ростовскую, Владимирскую, Калужскую и, наконец, Горьковскую (Нижегородскую), на которой и закончил свой земной путь. В Горький он приехал в 1977 году в сане архиепископа.

Современники вспоминали, что «Владыка Николай был необыкновенно прямой, бесхитростный человек, великолепный организатор и талантливый руководитель. Куда бы он ни приезжал, на какой бы кафедре ни оказывался, ему очень быстро удавалось наладить хозяйство, завести контакты, найти специалистов». И в городе Горьком его ждал большой фронт работы. Однако до начала 90-х годов сделать что-либо существенное для возрождения духовной жизни в епархии не удавалось даже ему.

1988 – 1991 годы были очень важными годами и для Горьковской епархии, и для всей страны в целом. В 1988 году в Советском Союзе торжественно отметили 1000-летие Крещения Руси. Возрождался интерес к церкви, выросло количество желающих учиться в духовных заведениях. К концу 1988 года в Горьковской епархии было 57 действующих приходов, а в 1989 году - уже 82.

Неоценимый вклад внес Митрополит в восстановление Дивеевской обители.

В 1989 году Владыка создал при епархии церковно-реставрационный совет, взял под контроль восстановление возвращаемых епархии храмов.

За годы своего служения в Нижегородской епархии Владыка Николай освятил престолы более чем 400 храмов, возродил жизнь в девяти монастырях Нижегородской области.

25 февраля 1991 года возведён в сан митрополита.

На Архиерейском соборе 1997 года выступил против канонизации царской семьи, заявив, что ответственность за гибель новомучеников российских лежит на совести Николая II, «в здравом уме и твёрдой памяти» отрёкшегося от престола.

Скончался в 2001 г. Похоронен у алтаря Спасского Старо-ярмарочного Собора, над могилой возведена часовня.

Митрополит Николай - почётный гражданин Нижнего Новгорода, кроме церковных и общественных наград имеет Орден Отечественной войны 2 степени, Трудового Красного Знамени (за миротворческую деятельность), медаль «За боевые заслуги».

Протоиерей Алексий Дроздов, ныне преподаватель Духовной семинарии, так вспоминает о Владыке Николае и об этом доме:

«Для меня это был настоящий архиерей и отец, который может внимательно выслушать и что-то посоветовать. Он принимал посетителей в любое время, а люди с удовольствием и радостью шли к нему как к заботливому отцу. Кто-то — за материальной помощью (и преосвященный не отказывал), кто-то — за духовным советом, а кто-то — по административным делам. Для всех он был открыт и доступен. Встречал меня владыка Николай всегда очень эмоционально. Было ощущение, что я знаком с ним много лет и он искренне рад меня видеть. И накормит с дороги, и выслушает, и подскажет, как правильно поступить. В кабинете у него всегда был чайник и угощения: печенье, конфеты, даже фрукты. Всем гостям он наливал чай, что еще больше располагало к душевной беседе»


Лыкова Дамба, 2 – 2а – Музей Добролюбова

Усадьба Добролюбовых (флигель и главный дом) на набережной Лыковой дамбы была построена по проекту Нижегородского архитектора Георга Ивановича Кизеветтера. Проект был высочайше утверждён в Санкт-Петербурге 26 марта 1838 года.

Главный дом и флигель усадьбы Добролюбовых одновременно является и памятником истории, и памятником архитектуры. В этом доме провел детство и юность литературный критик Николай Александрович Добролюбов. Здесь он жил со своими родителями с 1838 по 1853 годы. Всего в семье Добролюбовых было 10 детей, двое из которых умерли вскоре после рождения. Николай был старшим.

В конце 30-х годов Александр Иванович Добролюбов, отец писателя, покупает землю и начинает строительство на взятую в городской строительной комиссии ссуду. Флигель из пяти комнат предназначен для себя, а дом – для сдачи в наем. Строительство шло медленно и требовало дополнительных расходов. Пришлось сделать ещё несколько займов. По обычаю священнослужителей, дом был записан на имя жены - Зинаиды Васильевны. По ссуде и процентам пришлось расплачиваться много лет. Всё строительство обошлось в 12000 рублей серебром. В то время дома в Нижнем Новгороде были почти все деревянные. На их фоне дом Добролюбовых выделялся и добротностью, и архитектурными изысками.

Комната Николая Александровича Добролюбова была на втором этаже - крайнее окно слева, если стоять лицом к дому.

В главном доме одно время жил известный музыкальный критик и историк музыки, в прошлом знакомый Пушкина, А.Д. Улыбышев. В своих записках он описывает верхний этаж прекрасного дома, который он нанимает в Нижнем: «Из открытых окон является великолепнейший вид в России: кремль на горе с зубчатой своей стеной и пятиглавым собором, блестящим как серебро при свете полной луны, глубокая пропасть, наполненная тёмной зеленью и лачугами, через которую идёт Лыковая дамба; амфитеатр противоположной части города, спускающегося там живописными уступами до самой реки; наконец необъятная, величественная, суровая панорама Волги. Таких ландшафтных картин мало в Европе».

Усадьба принадлежала Добролюбовым до 1879 года. В дальнейшем хозяева часто менялись. В 1920-е годы здесь была трудовая школа № 9, она носила имя Добролюбова, а с начала 1930-х годов - коммунальные квартиры.

Территория усадьбы практически сохранила свои исторические границы. Фасады и историческая отделка помещений, в целом, сохранена.

Дом-музей Н.А. Добролюбова был открыт в сентябре 1971 года, к 750-летию Нижнего Новгорода, во флигеле усадьбы Добролюбовых, где прошли его детские и юношеские годы. В январе 1986 года, к 150-летию со дня рождения Н.А. Добролюбова, в бывшем доходном доме усадьбы, теперь главном здании музея, была открыта историко-литературная экспозиция.


Инициатором создания первого в стране мемориального музея Н.А. Добролюбова был доктор филологических наук, краевед Серафим Андреевич Орлов (1910—1980), автор книги «Н. Добролюбов в Нижнем Новгороде». Сам сын священника, он оставил ряд ценных замечаний о жизни и быте среднего духовенства, о том, как мог быть обставлен добролюбовский дом.

В музее много подлинных вещей, которыми пользовался Николай Добролюбов. Сохранился диван красного дерева, на котором он спал, шерстяное одеяло, связанное его сестрой. В столовой решетчатые стулья, на которых семья сидела во время обеда. Реставраторы восстановили цвет стен в каждой комнате.

В главном доме проходят выставки, литературные вечера, спектакли, мастер-классы.


Б.Покровская, 10 - Торговый дом «Чесноков и Кудряшов»

Доходный дом «Чесноков и Кудряшов» построен в 1884—1886 гг. Автор проекта неизвестен. Вместе с каменным флигелем образует «Комплекс доходных домов торговой фирмы Кудряшова и Чеснокова».

Крестьянин Григорий Павлович Кудряшов в середине XIX века основал предприятие грузовых перевозок по Волге. После его смерти транспортная компания перешла к двум купцам: его сыну Александру Григорьевичу Кудряшову и его другу мещанину Никандру Степановичу Чеснокову. Предприятие стало одним из крупнейших в Самаре и Нижнем Новгороде, владело пятью паровыми буксирами и 25 баржами.

Изначально на месте будущего доходного дома располагалось здание, которое построили в 1825—1837 годах по проекту архитектора И. Е. Ефимова для титулярной советницы Елизаветы Захаровны Алексеевой. В 1847 году здание было перестроено по проекту архитектора Л. В. Фостикова. Здание выкупили Чесноков и Кудряшов и в 1884—1886 годах перестроили его, вероятно по проекту архитектора Н. Д. Григорьева. Выполненный в стиле эклектики, с «крикливым» пышным декором, дом стал заметным явлением в застройке Большой Покровской улицы.

После перестройки, на первом этаже дома расположились фешенебельные магазины, торговавшие одеждой, французскими духами, фарфором, ювелирными украшениями и др. Популярностью пользовались крупнейший в городе мануфактурный магазин Горшкова, книжный магазин Попова, магазин европейской посуды купца Махнатова. Также в первом этаже располагались обувная и ювелирная мастерские, страховая компания, контора нотариуса А. Олигер и физико-механическая лавка К. Дмитриева.

В конце XIX века на территории земельного участка доходного дома был построен жилой флигель торговой фирмы «Чесноков и Кудряшов» (современный адрес: ул. Большая Покровская, 10В). В 2016 году здесь установлена мемориальная доска в честь поэта Анатолия Мариенгофа (родился в Нижнем Новгороде, проживал в этом доме до 12 лет)

Справка

Анатолий Мариенгоф (1897-1962) — русский поэт-имажинист, теоретик искусства, прозаик и драматург, мемуарист, родился и вырос в Нижнем Новгороде.

Был близким другом поэта Сергея Есенина. Они познакомились в 1919, и с тех пор на протяжении нескольких лет стали практически неразлучны, вдвоем путешествовали по стране — ездили в Петроград, Харьков, на Кавказ — и публиковали в печати письма друг к другу. Анатолий Мариенгоф вспоминал об этом времени: «Мы жили вместе и писали за одним столом. Паровое отопление тогда не работало. Мы спали под одним одеялом, чтобы согреться. Года четыре кряду нас никто не видел порознь. У нас были одни деньги: его — мои, мои — его. Проще говоря, и те и другие — наши. Стихи мы выпускали под одной обложкой и посвящали их друг другу».

Вскоре Мариенгоф познакомился с Рюриком Ивневым и Вадимом Шершеневичем. Вместе с Сергеем Есениным они основали поэтическое объединение имажинистов. Вскоре к ним присоединились Иван Грузинов, Александр Кусиков, Матвей Ройзман и другие поэты. В 1919 году объединение опубликовало свою «Декларацию», которая начиналась словами: «Скончался младенец, горластый парень десяти лет от роду (родился 1909 — умер 1919). Издох футуризм. Давайте грянем дружнее: футуризму и футурью — смерть. Академизм футуристических догматов, как вата, затыкает уши всему молодому. От футуризма тускнеет жизнь…»

Имажинисты проводили хулиганские уличные акции (вполне в современном духе), чтобы привлечь к себе внимание: ночами «переименовывали» в честь себя московские улицы, расписывали Страстной монастырь стихами, на памятник Пушкину вешали табличку «Я с имажинистами».


Б.Покровская, 12 – Ресторан Розановых

В начале XIX века здесь стоял дом купца А.С. Остатошникова, представляющий собой небольшой двухэтажный особняк в классическом стиле. Первый этаж был отведен под магазин, а второй предназначался для сдачи комнат в аренду.

В магазине шла торговля «дамскими товарами, некоторыми принадлежностями мужского туалета», а также табаком и сигарами.

В 1905 году первый этаж дома переходит к новым владельцам - купцам братьям Розановым. Архитектор Дмитрий Александрович Вернер реконструирует нижний этаж дома под ресторан, создав яркое произведение в стиле модерн (у подножия одного из простенков под слоем штукатурки не так давно удалось обнаружить фамилию архитектора, автора реконструкции). Верхний этаж дома сохраняет прежний декор, в то время как в нижнем устраивают большие зеркальные окна-витрины, защищенные кованой решеткой. Между окнами на стенах изображены три гигантские хризантемы, в интерьере также преобладают цветочные мотивы. Помещение было разделено на две части круглой аркой, в которую вписаны две колонны, декорированные цветами. Над аркой среди экзотических растений "проплывают" лепные лебеди.



Предполагалось, что в ресторане будет собираться богемная публика. Над входной дверью появляется круглый синий фонарь. Над этим фонарем распростерла свои крылья фантастическая ночная птица с кривым хищным клювом, напоминающая филина.

Атмосфера утонченной роскоши пришлась по вкусу благородной нижегородской публике, заведение процветало. Сюда заходила театральная публика - после спектакля выпить шампанского и обсудить последнюю постановку. Здесь отмечали успехи в судебных делах. Сюда на чашечку кофе заглядывали светские дамы, утомленные походом по модным магазинам. А ещё поговаривали, что в ресторане Розановых собирались члены нижегородской масонской ложи «Вновь Возженного Светильника при Трех Колоннах». И что хризантемы – это совсем не хризантемы, а астры – символ масонского «Союза Астреи». А хищная птица и круглый фонарь над входом – это филин, держащий в своих когтях землю. Символ масонской мудрости и могущества.



Сейчас здесь располагается бургерная с дизайном, одинаковым для всех городов присутствия. Внутренние интерьеры заложены фанерой. Синий фонарь над входом закрашен.

Б.Покровская, 17 - Здание Окружного суда (Нижегородский областной суд)

Здание Окружного суда — памятник градостроительства и архитектуры федерального значения в историческом центре Нижнего Новгорода. Построено в 1889—1896 годах. Автор проекта — нижегородский губернский архитектор В. Н. Брюхатов. Является одним из лучших образцов архитектуры эклектики в городе, сохранившее в основном первоначальный вид.

До 1833 года на этом месте стоял дом нижегородского военного губернатора. Дом этот видел немало именитых гостей. Именно в нём в 1833 году, прибыв в Нижний Новгород, остановился Император Николай I. Надо сказать, что ночь, которую государь провёл в этом доме, стала судьбоносной для быта наших губернаторов. Покровка того времени – главная транспортная артерия, по которой шли обозы с товаром на ярмарку со стороны Москвы, Мурома, Арзамаса. Из-за грохота колес, ржания лошадей и отборной брани венценосец так и не смог уснуть. Говорят, что именно после такого конфуза резиденцию губернатора было решено перенести с главной улицы города в Кремль.

В доме нижегородского губернатора произошла еще одна интересная встреча. В 1833 году Александр Сергеевич Пушкин был в гостях у губернатора М.П. Бутурлина. Александр Сергеевич, находясь в Нижнем Новгороде проездом, «квартировал, – по воспоминаниям современников поэта, – в номерах Деулина на Благовещенской площади» (ныне площади Минина). Пушкин направлялся в Оренбург за материалом для «Истории пугачёвского бунта».

Тридцатичетырёхлетний гость из столицы, в модном платье, с хорошими манерами и превосходно поставленной речью, был принят Бутурлиным и его супругой, Анной Петровной, за важного чиновника, который наверняка приехал с ревизией или секретным поручением. Визит вежливости, нанесённый Пушкиным 2 сентября 1833 года, обернулся приглашением на званый обед в следующий же день. По выезде гостя из города Бутурлин послал курьера к оренбургскому губернатору Василию Алексеевичу Перовскому с письмом-предупреждением о том, что в Оренбург едет ревизор. Это письмо Перовский, давний приятель Пушкина, покажет поэту, а тот в свою очередь, потом перескажет его другому писателю – Николаю Васильевичу Гоголю, который использует рассказанную историю как сюжет для новой пьесы - «Ревизор».

Когда губернаторская резиденция переместилась в кремль, дом обветшал, и на его месте к Всероссийской выставке 1896 года было построено новое здание в стиле классицизма по проекту губернского архитектора Василия Ниловича Брюхатова. Первое время здание использовалось под гостиницу для почетных гостей. Судя по путеводителю 1896 года, в гостинице «Центральной» было 50 номеров, большой зал ресторана с отдельными кабинетами и зал собраний.

После же выставки сюда въехал суд, и до сих пор здание не меняет своего предназначения. Здание максимально сохранило свой первоначальный внешний архитектурный облик, а также исторические интерьеры главных помещений.

Именно здесь шли громкие политические процессы начала ХХ века, в том числе в 1902 году по делу Петра Заломова, прототипа Павла Власова - главного романа Максима Горького «Мать».


Б.Покровская, 18 - Дворянское собрание и Александровский дворянский банк (ДК им. Свердлова)

После издания императрицей Екатериной II указа о вольностях дворянству в Нижнем Новгороде начали проводиться съезды местных помещиков на регулярной основе, а для ведения дел учреждена специальная канцелярия. Деятельность новых учреждений оживлялась осенью — зимой, так как дворяне завершали сельскохозяйственный сезон и из усадеб перемещались в город, где устраивались балы, спектакли и концерты. В XVIII — начале XIX веков культурные и светские мероприятия проводились в залах присутственных кремлёвских мест, Главного народного училища и театре Н. Г. Шаховского. В тот период дворянское сословие города ввело сбор средств для возведения собственного административного здания.

В 1815 году предводитель нижегородского дворянства Г. А. Грузинский обратился к известному арзамасскому архитектору М. П. Коринфскому с просьбой составить проект нового здания. 7 августа 1816 года план-фасады дворянского дома отправили на рассмотрение в Санкт-Петербург, но Совет Академии художеств их отверг. По проекту предполагалось возвести огромное здание с открытым вовнутрь куполом на колоннаде, отопление которого не могло осуществляться в условиях русской зимы.

За новый проект в декабре 1821 года взялся губернский архитектор И. Е. Ефимов. В 1822 году план-фасады были готовы и утверждены. 24 мая 1823 года состоялась закладка фундамента, а к концу 1826 года дом под надзором автора проекта был отделан. Уже 6 декабря в нём состоялся первый бал. После завершения строительства бывшая Воскресенской улица стала именоваться Дворянской.

Внутри два этажа объединяла парадная мраморная лестница, а между ее маршами располагалось огромное зеркало. В здании были две гостиные, столовая, буфет, колонный зал для гостей. Любой желающий мог свободно зайти в Дворянское собрание.

На протяжении истории в здании побывали многие выдающиеся люди: декабристы И. А. Анненков с супругой Полиной Гёбль, А. Н. Муравьёв, В. И. Белавин, А. Д. Улыбышев, Н. А. Добролюбов, Т. Г. Шевченко, А. И. Дельвиг. В колонном зале был зачитан Манифест об отмене крепостного права, впервые в Нижнем Новгороде исполнен «Реквием» Моцарта (дирижёр А. Д. Улыбышев), проходили концерты М. А. Балакирева, действовала художественная школа, устраивались художественно-архитектурные выставки и спектакли.

Собрание нижегородских дворян разбирало прошения, выдавало свидетельства Сената о причислении к дворянскому званию, назначало и выдавало жалование служащим, занималось определением дворян на службу и их увольнением, проводило выборы уездных предводителей дворянства, должностных лиц местной администрации и суда, делало представления правительству о своих пользах и нуждах, разбирало имущественные и другие споры, имело свой дворянский суд чести.

Кроме общих собраний, различных встреч и торжественных обедов, играли любительские спектакли, устраивали художественные выставки, организовывали кружковые занятия рисованием, рукоделием и самыми различными играми. Здесь же чествовали российских императоров во время их посещений Нижнего Новгорода.

Со стороны Большой Покровской в доме был открыт Александровский дворянский банк. Целью банка и его основной задачей было оказание помощи дворянству Нижегородской губернии в поддержании помещичьего землевладения. Занимался дворянский банк и благотворительностью: поддержка неимущих дворян, выдача пособий для обучения дворянской молодежи, содержание Александровского дворянского института и пр. Однако банк обеспечивал пособиями и нижних воинских чинов из бывших крепостных людей нижегородских помещичьих имений.

К открытию Всероссийской художественно-промышленной выставки рядом с домом Дворянского собрания 1896 года здесь был насажен городской сад, проложены дорожки, поставлены беседки.

После революции здание было передано под клубы рабочих, с 1922 года здесь разместился профсоюз работников легкой промышленности, и дом был переименован в Дом культуры им. Я. М. Свердлова.

В 1957 в скверике напротив здания установили памятник Якову Михайловичу Свердлову (скульпторы П. Гусев и Н. Чугурин, архитектор В. Рымаренко).

В 1960 году зданию присвоен статус памятника культурного наследия. Сейчас объект относится к объектам культурного наследия федерального значения. Здание трижды ремонтировали, в 1967, 2000 и в 2020 гг. После неоднократного изменения назначения, множества перепланировок и нескольких ремонтов внутреннее убранство почти не сохранилось. Однако, колоннады, мраморная лестница с большим зеркалом и колонный зал целы до сих пор.

Б.Покровская, 19 - Доходный дом Юсупова («Л’Этуаль»)

Богатейшей семье Юсуповых, видных государственных и общественных деятелей XIX века, принадлежало несметное количество владений едва ли не в каждом уезде Российской империи. В том числе, и в Нижнем Новгороде, хотя в нашем городе Юсуповы никогда не были.


В начале 1847 года тайный советник Борис Николаевич Юсупов обратился к городовому архитектору Льву Васильевичу Фостикову с просьбой о разработке проекта каменного двухэтажного с подвалами дома. И к лету 1848 доходный дом Бориса Николаевича Юсупова (д. 19/6) был отделан, первый этаж был сдан в аренду торговцу мехами купцу Е. Кожелеву.


Здесь же находилась мастерская театрального парикмахера Антипы Григорьевича Стрепетова, в семье которого выросла выдающаяся русская актриса Пелагея Стрепетова. Грудным ребенком ее подбросили к крыльцу дома 4 октября 1850 года. Девочку-подкидыша Антипа Григорьевич вырастил как родную дочь. Полине Стрепетовой была уготована слава выдающейся русской драматической актрисы. Крестил подкидыша священник Никольской церкви Александр Добролюбов.

Справка

До сих пор никто не знает настоящего имени и даты рождения Полины Стрепетовой. Она сама считала днем своего рождения 4 октября. В пасмурный вечер этого дня 1850 года кто-то положил сверток с ребенком на ступеньки дома Антипа Григорьевича и Елизаветы Ивановны Стрепетовых. Никто из окружающих не удивился, когда немолодая бездетная певица и ее муж, парикмахер из театра, взяли на воспитание девочку к себе.


Слухи о «подкидыше» ходили в Нижнем Новгороде самые разные. Например, что его оставила игравшая один сезон в местном театре актриса Глазунова.

Девочка с самых юных лет мечтала об артистической карьере. Приемный отец Антип Стрепетов попросил жену похлопотать у известного антрепренера из Рыбинска об устройстве Полины в театр. В 15 лет Полина вышла на сцену. К изумлению многих актеров, некрасивая девушка удивила всех своим дарованием. В первые 3 года службы в театре Полина выступила с гастролями в 7 городах, сыграла больше ста ролей.


Душевный голос актрисы, выразительный взгляд завораживали публику. Современники актрисы писали о заметных ее ролях в пьесах А.Островского «Гроза» (Катерина), «Бедная невеста» (Мария Андреевна), «Без вины виноватые» (Кручинина) и А. Писемского «Горькая судьбина» (Лизавета). Едва Стрепетовой исполнилось 19 лет, как ей предложили место в самарском театре.

Стрепетова выступала и в театрах Москвы и Петербурга. Вот что о ней писал брату композитор П. И. Чайковский: «Видел Стрепетову. Громадина ее таланта меня подавила». Все только и говорили в это время о ней. Ее игра всех поразила, «она лишена позы, все по-бабьи, правдиво и жестко».


Памятник Свердлову


Ранее на месте памятника находился дом-усадьба князей Трубецких, где до 17 лет (до отъезда в Москву) жил декабрист-нижегородец Сергей Трубецкой. Последний раз декабрист Трубецкой останавливался в этом доме в 1817 году, уже будучи членом «Союза Спасения». В 1848 году усадьба сгорела.


Впервые вопрос о создании памятника Свердлову был поставлен вскоре после смерти революционера - в 1920 году. Но из-за отсутствия средств решение вопроса отложили. В 1947 году в бывшем доме Свердловых была создана мемориальная экспозиция музея Я. М. Свердлова. А в 1955 году объявили конкурс на памятник. Лучшую оценку получили за создание проекта и модели скульпторы П. И. Гусев и Н. М. Чугурин, архитектор В. Н. Рымаренко. Открытие памятника состоялось 5 ноября 1957 года.


Б.Покровская, 21 - Доходный дом Пальцевых

Дом Е. Е. Пальцева — построен в 1873—1879 годах. Автор проекта — архитектор И. К. Кострюков.

В начале 19 столетия на этом месте располагалась усадьба Петра Богдановича Григорьева, видного государственного деятеля эпохи Павла I (на бывшей усадебной территории располагается также соседний дом, Б.Покровская, 23, именно на нем установлена соответствующая мемориальная табличка).

Григорьевы продали свою усадьбу в 1853 году. Она сменила многих владельцев, а в 1870 году за ветхостью была снесена. В 1873 году архитектор И.К. Кострюков разработал проект строительства нового дома. Строительство дома и флигеля шло с 1875 по 1879 год. Впоследствии на первом этаже располагались магазины и ресторан «Савой», на втором и третьем — жилые помещения. В 1904 и 1914 годах в первом этаже были пробиты витринные окна. Дом во владении Пальцевых находился вплоть до революции.

После революции дом был многократно перепланирован. В частности, на месте проезда между домом и флигелем устроили магазин. Над главным входом со стороны площади установили металлический кованый козырёк, со стороны улицы Октябрьской пробит вход на месте оконного проёма. В 2006 году поставлены стеклопакеты, рамы формы и рисунка 1914 года уничтожены.


Б.Покровская, 23 - редакция «Нижегородской коммуны»

Дом построен в 1910 году и является памятником рационального модерна. Он всегда использовался как доходный, принадлежал товариществу «Торговый дом Митрофан Никанорович Смирнов с сыновьями».


Дела торгового дома шли вполне успешно: его хозяин владел валяльными фабриками и был, пожалуй, самым крупным продавцом валяной обуви на Нижегородской ярмарке.


После революции дом был национализирован, и уже в 1920 году в нем надолго обосновалась редакция газеты «Нижегородская коммуна».


Эта газета может считаться преемницей первой нижегородской газеты, которая увидела свет в 1838 году и называлась «Нижегородские губернские ведомости». «Нижегородские губернские ведомости» почти четверть века оставались единственным периодическим изданием в городе. Одним из редакторов газеты был знаменитый писатель Павел Иванович Мельников-Печерский.


При советской власти газета поменяла имя на «Нижегородскую коммуну». Редакцию в разные годы посещали М. Горький, В. Маяковский, А. Серафимович, В. Чкалов, который в ноябре 1938 года был сфотографирован во дворе этого дома, а в декабре 1938 года летчик трагически погиб при испытании самолета новой конструкции.


В октябре 1932 года после переименования Нижнего Новгорода в Горький газета стала называться «Горьковской коммуной». На страницах газеты печатаются материалы о коллективизации, индустриализации, о строительстве Окского моста и Автозавода. Большую роль в подготовке газетных материалов играли нештатные рабочие и сельские корреспонденты (рабкоры и селькоры), количество которых исчислялось сотнями.


В 1951 году газета сменила название на «Горьковскую правду», а в октябре 1990 года после переименования Горького в Нижний Новгород газета стала называться «Нижегородской правдой».


На доме находится табличка «На этом месте находилась усадьба генерал-майора Петра Богдановича Григорьева. Здесь, в доме деда 27 (15) августа 1836 года родился, провёл детство и юность известный беллетрист, бытописатель русского общества, драматург, публицист, критик и историк литературы, мемуарист, переводчик Пётр Дмитриевич Боборыкин (1836-1921)».


П.Б. Григорьев был адъютант и доверенное лицо императора, полковник Преображенского полка, кавалер ордена Святого Иоанна Иерусалимского. После смерти Павла I он был отправлен в отставку. В Нижнем Новгороде Петр Богданович избирался во все дворянские общества и комитеты, был одним из организаторов Нижегородского ополчения 1812 года.

В его семье здесь позже родились будущий петрашевец Николай Петрович Григорьев, сосланный в Сибирь в 1849 году. Поэт А.Н. Майков, ссылаясь на Ф.М. Достоевского, рассказывал, что Николай Григорьев входил в тайную семерку, объединившуюся идеей революционного переворота. Как петрашевец, Григорьев он был приговорен к смертной казни, выводился вместе с Петрашевским и Достоевским на расстрел, но это была устрашающая инсценировка – казнь заменили каторжными работами.

У дочери П.Б. Григорьева родился будущий писатель Петр Дмитриевич Боборыкин, некогда невероятно популярный, а теперь почти забытый. Свободно владея основными европейскими языками, Боборыкин слыл одним из культурнейших людей своей эпохи. Сочинения Петра Дмитриевича Боборыкина (романы, повести, рассказы, драмы, исследования, статьи, мемуары, фельетоны и прочее) составили более 80 томов. Боборыкин одним из первых в русской литературе создал образ просвещённого предпринимателя, патриота России, который решает, что он, именно он должен позаботиться о Волге, о восстановлении лесов на родной земле. Считается также, что именно Боборыкин ввел в широкое употребление термин «интеллигенция». Называя себя «крестным отцом» нового понятия, Боборыкин вкладывал в него особый смысл: определение интеллигенции как совокупности представителей «высокой умственной и этической культуры», а не просто «работников умственного труда».


Б.Покровская, 24 - редакция «Нижегородского листка»


В 1840 г. на улице Большой Покровской появился двухэтажный каменный дом, выстроенный по проекту Льва Васильевича Фостикова.


В последней четверти XIX века выходец из Макарьева мещанин Федор Ефимович Приспешников покупает этот дом. В 1873-1874 годах он пристраивает к дому двухэтажный кирпичный флигель. Убранство окон дома выполнено способом «пунктирного» применения тесаного красного кирпича.


В 1894 году по проекту нижегородского архитектора Николая Дмитриевича Григорьева Приспешников увеличил на один этаж флигель и пристроил к нему еще один трехэтажный корпус из красного кирпича, оформив тем самым угол улиц Большой Покровской и Грузинской.


Архитектор объединил здание единым фасадом, и проходя мимо него, невозможно догадаться, что этот дом сложен из разных «кубиков».

Дом всегда использовался как доходный, его площади сдавались в аренду. На первом этаже находился «Винно-гастрономический и колониальный магазин Кубасова Ф.И.». На втором этаже с 1895 по 1917 гг. размещалась редакция местной газеты «Нижегородский листок».


«Нижегородский листок» — ежедневная общественно-литературная, политическая и биржевая газета, издавалась в Нижнем Новгороде с 1893 года. С ней сотрудничал, в частности, В. Г. Короленко. В мае 1896 года по приглашению редакции из Самары в Нижний Новгород возвращается Алексей Максимович Горький и становится постоянным корреспондентом газеты. Именно от «Нижегородского листка» он был направлен на XVI Всероссийскую промышленную и художественную выставку, которая проходила с мая по сентябрь 1896 года. Работа выставки широко освещалась всеми печатными изданиями того времени. Губернская газета «Нижегородский листок» (1893-1918) не могла остаться в стороне от этого события. Всего Максим Горький написал 26 статей (цикл фельетонов под названием "Беглые заметки") в газете «Нижегородский листок» за период с мая по октябрь 1896 года. "Беглые заметки" М. Горький подписывал: "Некто X", "Н.X", "I.М. Pacatus", "М. Г-ий" и "М. Горький".


Фельетоны М. Горького о картинах Врубеля и Галлена, печатавшиеся в "Нижегородском листке", вызвали полемику, которая даже вышла за пределы провинциальной печати.


Всего Горький проработал в редакции газеты «Нижегородский листок» 7 лет. В 1896 – 1898 гг. он даже жил в одном из помещений редакции, пока не снял квартиру в доме Курепина.


Газета «Нижегородский листок» была закрыта в конце декабря 1917 года. После революции внутри дома провели перепланировку: большие комнаты перегородили, устроили «коммуналку» со всеми ее атрибутами – одной кухней, одним туалетом на несколько семей. После ремонта 1960-х годов было организовано по 4 квартиры на этаже. Угловой парадный вход в магазин переделан в киоск.


Б.Покровская, 26 - Нижегородское отделение государственного банка


Постоянно действующее отделение Государственного банка в Нижнем Новгороде было учреждено в связи с возросшим значением ярмарочной торговли. Сначала оно размещалось в частных домах. В 1880 году приобрело на Осыпной улице собственное здание, но крупные обороты и необходимость хранить огромные суммы денег и ценных бумаг заставили совет банка выстроить специальный комплекс зданий. Решение о строительстве банка было принято в 1910 году. Кстати подоспели и «круглые даты» - 50-летний юбилей Государственного банка, отмечавшийся в 1910 году, и предстоящие празднества в честь 300-летия царствования Дома Романовых в 1913 году.

В 1910 году был выкуплен участок земли на углу улиц Большой Покровской и Грузинской.

За год до этого управляющим был назначен статский советник Н.П. Полянский. Именно он взял на себя организацию строительства нового здания. Благодаря его организаторскому таланту вместо трех миллионов, указанных в первоначальной смете, строительство обошлось в один миллион рублей.

В конкурсе на лучший проект здания банка, участниками которого были многие выдающиеся архитекторы того времени – Фёдор Шехтель, братья Веснины и другие, победу одержал академик, архитектор Владимир Александрович Покровский, предложивший создать на пересечении улиц Большой Покровской и Грузинской живописный ансамбль в неорусском стиле, одновременно напоминающий средневековый замок и древнерусский терем.

Считается, что прообразами его отдельных элементов здания стали Митрополичий двор в Ростове Великом, Теремной дворец в Московском кремле, а также традиции зодчества древнего Новгорода и Пскова. Архитектурный комплекс включает сам банк, жилое здание, предназначенное для служащих, хранилище и башенка с часами. Первоначально все строения окружала кованая ограда.

Ансамбль был выстроен в кратчайшие сроки. Главный корпус заложили 1 июня 1911. К 25 октября 1911 кладка стен четырех этажей, включая подвал, была закончена.

В марте 1912 году над операционным залом была установлена металлическая конструкция подвесного потолка площадью 800 кв. м на высоте 13 м, выполненная на Сормовском заводе. Свод операционного зала уникален. Особенность его заключается в том, что потолок в форме свода подвешен к металлическим стропилам. В зале нет ни одной опорной колонны, нет никаких помех для обзора всего зала в целом. Потолок сделан из пробкового дерева.

На исходе 1912 года облицовка всех трех фасадов камнем была закончена. Цокольная часть здания построена из серого мелкозернистого гранита. Фасад основного корпуса облицован светлым уральским мрамором с художественной резьбой по рисункам академика Покровского. Кстати, на многочисленных фотографиях советского периода банк выглядит серым, в серый же цвет красилась башня с часами. Но в 2000-х годах после мойки фасада банк снова приобрел свой первоначальный цвет.


На фасаде можно увидеть государственный герб царской России и различные фантастические фигуры, наружное обрамление оконных проемов, и художественную резьбу на колоннах шатра. Подрядчиком этих работ выступал столичный художник - архитектор Я.И.Филотей.


Широкую известность здание банка приобрело и благодаря художественным росписям потолков и стен. В здании сохранились уникальные росписи по эскизам И.Я. Билибина. По его эскизам московские иконописцы Пашковы начали фресковую роспись интерьеров, прежде всего фойе и огромного свода операционного зала. Войдя в холл, мы видим гербы расположенных на Волге городов – участников Нижегородской ярмарки. Поднимаясь выше, вы увидите рисунки, изображающие движение Земли вокруг Солнца, смену времен года, знаки зодиака. Росписи в главном зале никто никогда не реставрировал.

Особую ценность представляют интерьеры. Для меблировки помещения Владимир Александрович Покровский выполнил 32 эскиза столов, стульев, дверей, резных панелей.


Фирма «Мюр и Мерилиз» выложила полы керамической плиткой, отделала полихромными изразцами вход на второй этаж.

Отделка здания была в основном закончена к весне 1913 года. 14 мая состоялось освящение, а 17 мая 1913 года только что построенный банк посетил император Николай II, поскольку открытие отделения Государственного банка в Нижнем Новгороде входило в план торжественного празднования 300-летия Дома Романовых.


Со строительством башенки-часозвонни связаны самые разные легенды, вернее - анекдоты.

Рассказывают, например, что накануне приезда императора случился конфуз – прачка, жившая в соседнем доме, вывесила на балкон нижнее белье, и отказалась его убрать. Полиция пригрозила ей арестом, в ответ она пообещала «броситься в ноги Императору и рассказать, как притесняют бедную женщину». Разрешил конфликт архитектор. За одну ночь была выстроена башенка с часами, закрывшая балкон строптивой прачки и ее белье.

Другая легенда гласит, что за часозвонней находился дом купца, который любил распивать чай на балконе в неглиже. Вот его-то и решено было убрать с глаз императора, загородив высокой часозвонней.

Однако историки утверждают, что это не более, чем городские байки. На самом деле архитектор В.А. Покровский спроектировал часозвонню для другой цели: ему нужно было спрятать трансформаторную будку, которая портила благородный вид здания Госбанка. Вот ее-то и поместили внутрь башенки. Да и никакого жилого дома по соседству не было: здесь стояла церковь Покрова Божией Матери, давшая название улице Большой Покровской.

Здание банка никогда не меняло своего назначения. С августа 1918 года до весны 1920 года в Нижнем Новгороде хранилось практически все золото Советского государства на сумму 382 385 тысяч рублей в монете и слитках. В соответствии с Берлинским финансовым соглашением в рамках Брестского мирного договора 9 сентября 1918 года из Нижнего Новгорода ушли два эшелона под усиленной охраной с 96 тоннами чистого золота.

Даже внешний декор здания, в том числе двуглавые орлы, сохранялся в течение всех 73 лет советской власти. Сегодня на здании насчитываются три герба: нижегородский олень над крыльцом, герб царской России на фасаде и герб СССР на шпиле.

В настоящее время здание Нижегородского отделения Госбанка является памятником архитектуры федерального значения и используется по первоначальному назначению - его полностью занимает Главное управление Центрального банка Российской Федерации по Нижегородской области и Головной расчетно-кассовый.


На нулевом этаже существует отдельный музей истории банка. Здесь можно увидеть портреты его управляющих, образцы монет и бумажных купюр, первые счетные машинки, счеты, редкие фотографии и документы. Внутри малого зала сейчас размещается небольшая экспозиция, которая рассказывает об истории Государственного банка в Нижнем Новгороде. В кассовом зале тоже проводятся экскурсии. Однако попасть в Госбанк можно только пару раз в год – на день музеев в мае и день банков в октябре, причем записываться надо заранее.


Б.Покровская, 29 – жилой дом работников завода «Красное Сормово»


Жилой дом завода «Красное Сормово» построен в период с 1952 по 1954 годы по проекту нижегородского архитектора Людмилы Рождественской. Дом является многоквартирным, пятиэтажным и изначально был предназначен для проживания работников нижегородского предприятия «Красное Сормово».

Этот дом представляет собой один из лучших в Нижнем Новгороде образец советской архитектуры периода неоклассицизма послевоенного периода, так называемого «сталинского ампира». Стиль ампир (от французского empire – «империя») в архитектуре России проявлялся дважды на протяжении последних двух столетий. Первый раз - после победы России над Наполеоном в 1812 году. Подъем патриотических настроений привел тогда к возникновению такого самостоятельного явления, как «русский ампир», который сочетал в себе обращение к европейским образцам с национальными классицистическими традициями. Второй раз ампир заявил о себе в архитектуре уже советской России – после Победы в Великой Отечественной войне, в 1940-1950-е годы (его другое название – «стиль Победы»). Советский ампир часто называют сталинским ампиром, по аналогии с наполеоновским ампиром во Франции XVIII века, подчеркивая изначальное его значение - возвеличивание империи и власти императора, правителя. Образцом для архитекторов всей страны в те годы было творчество академика И.В. Жолтовского, который построил известные жилые дома в Москве – «сталинские высотки».


При строительстве дома № 29 архитектором Рождественской активно использовались основные композиционные приемы Жолтовского - контраст чистого поля стен протяженного фасада и декоративных пятен вокруг отдельных окон. Затейливый лепной орнамент разработан автором самостоятельно. Обращает на себя внимание монументальная проездная арка, визуально ориентированная на вход в здание госбанка, расположенного напротив.

В этом же доме жила и автор проекта дома – Людмила Рождественская, а также дирижер Л.К. Сивухин и актер Н.А. Левкоев (см.далее).


Городская скульптура «Половой» (у дома Большая Покровская, 28)

Половой – трактирный слуга. Согласно П. Я. Черных, термин «половой» происходит от слова «пол»: одной из обязанностей трактирного слуги было держать в чистоте пол в помещении.

Половыми в России называли лишь трактирных слуг. С появлением в первой четверти XIX века ресторанов обслуживающий персонал в них, выполнявший те же функции, стали именовать «официантами».

В отличие от официантов, носивших европейскую одежду, половые, как правило, были одеты в «русском» стиле: обычно они носили белые штаны и такую же рубаху навыпуск, подпоясанную шнуром с кистями. За пояс часто был заткнут бумажник для расчётов.

Основной обязанностью полового было обслуживание клиентов за столами: они принимали заказы посетителей, подавали блюда, производили расчёт.

В трактирах с гостиницами половые также обслуживали номера, подносили вещи, встречали гостей и показывали им номер, сопровождали проживающих, освещая лестницу в тёмное время, а также выполняли некоторые регистрационные функции. Так, в «Мёртвых душах» Н. В. Гоголя описано, как по просьбе полового Чичиков записывает ему сведения о себе «для сообщения куда следует, в полицию».

По свидетельству В. А. Гиляровского, в большинстве трактиров половые не получали оплаты от хозяина, и единственным источником их заработка были чаевые. Обучение профессии происходило с детских лет: вначале мальчики прислуживали на кухне, обучаясь при этом разбираться в ассортименте кушаний, затем несколько лет состояли в подручных, убирая со стола посуду, учась принимать заказы, и лишь после этого допускались к самостоятельной работе. Условия работы половых были достаточно тяжелыми: рабочий день продолжался до 16 часов, спать зачастую приходилось прямо в трактире на сдвинутых столах. Значительную часть половых составляли подростки 13 — 16 лет.

Б.Покровская, 30а – «Первая булочная», место Покровской церкви


Здание Первой булочной (улица Большая Покровская, д. 30а) было построено в 1952-1954 годах по проекту архитектора Ю. Н. Бубнова на месте церкви Покрова Пресвятой Богородицы, которую снесли в 1940-х годах.


Церковь дала название улице – Большая Покровская. Она была построена в 1709 году в камне, а до этого была деревянной. В 1824 году храм расширили, надстроили колокольню, шпиль которой виден на всех старинных фотографиях Большой Покровской. Трехъярусная колокольня выходила на красную линию улицы. Через нее осуществлялся вход в церковь. Сама церковь стояла в глубине улицы.

В 1920 году заведующий Главнаукой заявил, что «не возражает против разборки здания Покровской церкви... не представляющей особой историко-архитектурной ценности». После закрытия ближайших церквей на некоторое время храму удалось отстоять, но в 1935 г. здание все же было разобрано.

От церкви начинался Холодный переулок (сейчас туде можно попасть через арку дома Б.Покроская, 30а). Его название происходит, как утверждает нижегородский историк Д.Смирнов, оттого что сюда сваливали снег, вывозимый со всех городских улиц. Снежные горы весной таяли медленно, и даже в апреле, когда по высохшим улицам центра города ездили «на колесах», в переулке все еще было холодно.

Дом на месте снесенной Покровской церкви строился по заказу военного ведомства. Он предназначался для квартир офицерского состава. Дом построен в «стиле победы» в начале 50-х гг., архитектор Ю.Н. Бубнов


Б.Покровская, 30 - Женское епархиальное училище

Женское епархиальное училище было открыто в Нижнем Новгороде в 1866 году. Здание построено по проекту архитектора Ивана Кузьмича Кострюкова на земле, которую пожертвовала для его возведения княгиня Анна Георгиевна Толстая, урожденная Грузинская.

Проект был рассмотрен и утвержден в Санкт-Петербурге 26 января 1861 года. Здание строилось четыре года, а в 1868-1870 годах к учебному корпусу пристроили, также по проекту Кострюкова, жилой корпус для слушательниц, сообщавшийся в угловой части с классами. Здание женского епархиального училища до сегодняшнего времени сохранилось почти в неизменном виде.

Училище не являлось религиозным заведением, но в нем готовили жен для духовенства. Сначала туда принимали девочек из семей священников, а потом и из других сословий. Помимо обязательного для всех учебных заведений того времени Закона Божьего, преподавались десятки разных предметов: русский и церковно-славянский языки, арифметика, музыка и пение, чистописание, гражданская история, география, природоведение, психология, рукоделие, гимнастика, навыки врачевания и многие другие. Княгиня Толстая содержала на свои средства двух учениц-стипендиаток.

Здесь в качестве классной дамы работала известная впоследствии путешественница, этнограф, исследовательница Азии Александра Викторовна Потанина.

В 1875 году при училище был открыт детский приют.

После революции дом перешел к военному ведомству. В ноябре 1918 года были созданы пехотные курсы командного состава РККА. Первыми на обучение были взяты молодые рабочие завода «Красное Сормово». Состав преподавателей набирался из опытных командиров, в числе которых были бывшие полковники и генералы царской армии. Летом 1919 года был произведён первый выпуск командиров, которые приняли участие в боевых действиях на Южном фронте.

С 1922 по 1932 год здесь находился штаб семнадцатой стрелковой дивизии, которой командовал прославленный полководец, маршал Советского Союза Иван Степанович Конев. Нижегородские заводы шефствовали над полками 17-й дивизии, помогали в культурно-массовой работе, в оборудовании лагерей, стрельбищ, интересовались воинскими успехами, учебой. Шло соревнование между полками за знамёна заводов, особенно такого, как Сормовский.

С 1929 года в здании начал работу Дом Красной армии, впоследствии Дом офицеров – очаг культурной и интеллектуальной жизни для офицеров нижегородского гарнизона и их семей. Здесь до 2011 года было множество клубов, спортивных секций и кружков.

Сейчас здание женского епархиального училища вновь передали РПЦ.

Справка:


Судьба Александры Потаниной удивительна и драматична. Русские путешественники конца ХIХ века - сплошь мужчины. Появление женщины в их рядах - событие исключительное. Отчасти это объясняется представлением о женских и мужских социальных ролях, которое существовало в то время. Но была и другая причина - отсутствие в путешествиях элементарного комфорта и безопасности. В первой же экспедиции, в которую Потанины отправились 1 августа 1876 года, молодую женщину ожидали суровые испытания — путь через просторы Монголии пролегал сквозь девственную тайгу, где полчища комаров так густо заполняли ночной воздух, что гасли свечи.

Впрочем, комары и неудобства для Александры Викторовны были не так важны, как знания и впечатления, которые она привозила из поездок. Высокогорные перевалы Алтая, жаркая, безводная пустыня Гоби, речные переправы, отсутствие полноценной пищи, переезды на верблюдах и лошадях — ничто не смущало ее духа, не выводило из равновесия. Она собирала и составляла гербарии, вела метеорологические наблюдения и заполняла путевые дневники. Ее, как и мужа, в первую очередь интересовали люди, их обычаи и верования, воспитание детей и быт. Александра Викторовна заполняла свои путевые альбомы бесчисленными и разнообразными зарисовками местности, людей, их одежды, жилищ, утвари. А после рассказывала своим современникам о загадочной Монголии в своих очерках. И каждый раз после возвращения Потаниных в Петербург столичные ученые приходили в изумление — привезенные сведения были удивительны...

А между тем, в биографии Александры до знакомства с Потаниным ничего примечательного не было. Можно даже сказать, что она была скучной. Родилась Александра Викторовна 25 января (по старому стилю) 1843 года. Детство провела в городе Горбатове Нижегородской губернии. Интересно, что в детстве она была нервным и болезненным ребенком. Подруг-сверстниц у нее почти не было, дружить она любила со взрослыми, а играть только с младшим братом Костей. Однако в этих детских играх уже сказывался стойкий характер будущей путешественницы. «Мы играли в прятки, — писала о своем детстве Александра Викторовна, — и для этого самым лучшим и страшным было залезть в окно подвала, уцепиться за оконную решетку и висеть... Страшно было свалиться, а потом, много там было двухвосток».

Саша рано начала помогать матери по хозяйству, а образование получила домашнее. Внешних впечатлений или развлечений юные Лаврские совсем не имели. «Поездка с самоваром за город или катание на лодке были годовыми событиями», — вспоминал впоследствии брат Александры Викторовны.

И вот такая домашняя девочка стала отважной русской путешественницей, ученым-этнографом и фольклористом. Она посвятила себя исследованиям Китая, Монголии, Восточного Тибета и умерла вдали от дома, в возрасте 50 лет. Несмотря на запрет врачей - у нее были серьезные проблемы с сердцем - отправилась в очередное путешествие в Тибет, даже от мужа скрыв ухудшение своего здоровья.

«Мешать мужу в его работе — разве в этом мое призвание?» - повторяла она.

Когда Александру парализовало, Потанин повез неподвижную жену в госпиталь. Нужно было плыть по реке восемь дней. За два дня до прибытия Александра Викторовна скончалась в лодке по дороге в Шанхай. Это произошло 19 сентября 1893 года.

Последний путь Александры Потаниной был очень длинен — по китайским рекам. Но ничего не поделаешь - мужественная женщина пожелала быть погребенной в русской земле. Похоронили ее 23 января 1894 года в Бурятии, вблизи собора. Как писали газеты, «с необычайной торжественностью было совершенно погребение». Памятник на могиле путешественницы жители города соорудили на свои средства в 1956 году. На его пьедестале высекли надпись: «Первая русская путешественница — исследователь Центральной Азии Александра Потанина».


Б.Покровская, 37 – ННГУ, здание Владимирского реального училища, памятник академику Боголюбову

Владимирское реальное училище построено в 1881—1885 годах по проекту архитекторов Н. Д. Григорьева и К. К. Лыгина. Училище заложило основы специализированного естественно-научного образования в Нижнем Новгороде.

Реальное училище учреждалось в Нижнем Новгороде в условиях острой нехватки в городе инженерно-технических кадров. Инициатором выступил директор нижегородской губернской гимназии К. И. Садоков, на заседании губернского земского собрания 14 декабря 1874 года призвавший «дать юношеству возможность приобрести практическое образование и технические знания».

2 мая 1875 года предложение рассматривала Нижегородская дума, ходатайствовавшая перед правительством. 7 декабря 1876 года был подписан указ, а летом 1877 года в доме Губина по улице Большой Покровской, 59 начались занятия. Одновременно стал разрабатываться проект специального каменного здания, которое предполагалось возвести на земельном участке на углу Большой Покровской улицы и Мышкина переулка (сейчас Университетский переулок).

10 мая 1881 года состоялась закладка фундаментов здания. К лету 1885 года строительство, шедшее под надзором Н. Д. Григорьева, было завершено. 4 августа было торжественное открытие. В память присутствия на торжестве Великого князя Владимира Александровича и его супруги Великой княгини Марии Павловны училище было названо «Владимирским».

Почетным попечителем стал известный пароходчик М.Ф. Каменский, а директором - А.Г. Шапошников.

В училище обучались 4 года. Преподавались не только точные науки, но и гуманитарные дисциплины. Содержалось Владимирское училище на деньги нижегородских предпринимателей — Башкировых, Блиновых, У. С. Курбатова и М. И. Шипова.

Здесь учились такие известны люди как революционер и соратник В.И. Ленина – Анатолий Александрович Ванеев, геолог Николай Николаевич Урванцев, писатель Иван Сергеевич Рукавишников.

С 1918 года здесь размещались факультеты Нижегородского университета.

На время Великой отечественной войны дом превратился в эвакогоспиталь №4904 для воинов Советской армии.

В 1983 году перед зданием был установлен бюст дважды Герою Социалистического Труда, нижегородскому академику, выдающемуся математику и физику-теоретику, основателю научных школ по нелинейной механике и теоретической физике – Николаю Николаевичу Боголюбову, работы скульптора В.В. Глебова и архитекторов В.Н. Фурсова и Г.П. Малкова.

В настоящее время здание — один из учебных корпусов Нижегородского государственного университета. В здании прекрасные вместительные аудитории и великолепный актовый зал. В актовом зале прекрасная акустика. Здесь выступает университетский хор, проводятся вечера классической и джазовой музыки, фестивали и творческие встречи. В его стенах учились многие известные люди: инженер-кораблестроитель И.Г. Бубнов, поэт Ю.А.Адрианов, генетик С.С.Четвериков, писатель Захар Прилепин.

Справка

Николай Николаевич Боголюбов родился 21 августа 1909 года в семье преподавателя Нижегородской духовной семинарии, магистра богословия Николая Михайловича Боголюбова. В семье будущий академик получил прекрасное образование, с детства изучал несколько языков. Впоследствии семья переехала на Украину, где Боголюбов-старший преподавал богословие в университете св. Владимира. Во время Гражданской войны он потерял работу, и семья перебралась на жительство в деревню. Аттестат об окончании семилетки и стал единственным документом об образовании, который Николай Боголюбов получил за всю свою жизнь. Отец, видя, что у сына обнаружился талант и тяга к физико-математическим наукам, много занимался с ним, брал его на лекции в университет, а потом отвел его к академику Д. А. Граве. В 19 лет Николай Боголюбов защитил кандидатскую диссертацию, а в 21 год за выдающиеся достижения стал доктором математики без защиты диплома.

Впоследствии был избран академиком АН СССР и профессором МГУ. Работал директором лаборатории теоретической физики Объединённого института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне (с 1956), директором ОИЯИ (1965—1988 год), директор МИАНа (1983—1988), заведующим кафедрой квантовой статистики и теории поля физического факультета МГУ (1966—1992). Труды Н. Н. Боголюбова принадлежат к различным областям математики, математической физики, нелинейной механики, статистической физики и кинетики, теории сверхпроводимости, квантовой электродинамики, квантовой теории поля, теории элементарных частиц. В каждой из этих областей результаты, полученные учёным, являются фундаментальными.



Городская скульптура «Ложка вкуса» (в сквере перед зданием ННГУ, Б.Покровская, 37)

По инициативе «Нижегородского масложирового комбината» был воздвигнут памятник вкусу. Место, правда, выбрали неожиданное – ложка красуется в сквере при филологическом факультете «Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского».

Создавали памятник не только архитекторы и городские кузнецы, но и жители города. Они помещали собственные ложки в специальные цилиндры и за это получали сертификаты, свидетельствующие об их участии в строительстве памятника.

На постаменте гордо возвышается ложка с зеленой оливкой. Впоследствии памятник преобразовали – ложки заменили различными кухонными приборами: ножами, вилками, шумовками. Так что памятник стал олицетворять многочисленность и разнообразие людских предпочтений и вкусов.


Б.Покровская, 39а - «Орленок»


Доходный дом Фролова построен в 1912 г. столичным архитектором Фёдором Осиповичем Шехтелем (автором здания Ярославского вокзала в Москве).

Появлению кинотеатра в этом здании способствовало бурное развитие кинематографа в Нижнем Новгороде. Нижний в 1896 году стал вторым после Москвы российским городом, где появилась ранее невиданная французская новинка - cinema.


Первому показу фильмы (изначально слово было женского рода) способствовал Шарль Омон – деловой парижанин, имевший к тому времени сеть увеселительных заведений в Петербурге, Москве и Нижнем Новгороде. На ярмарку он приезжал постоянно и, разумеется, не упустил своей выгоды в 1896 году, когда открылась Всероссийская выставка.


Он организовал в Нижнем первый показ фильмы братьев Люмьер. Среди зрителей оказались премьер-министр России Сергей Витте и меценат Савва Мамонтов. Им фильма, как и язвительному репортеру Максиму Горькому, не понравилась. Зато молодой Федор Шаляпин был ошеломлен.


Со временем просмотр кинокартин стал привычным приятным времяпрепровождением нижегородцев. И вот в этом доме на Большой Покровской в 1913 г. открылся первый в городе «электротеатр» (так до революции именовали кинотеатры) высшего класса «Палас» на 500 мест. В уютном зале имелись партер и ложи, как в обычных театрах. Достаточно было нажать кнопку, чтобы в ложу подали фрукты и шампанское.


В бурные дни революции здесь проводились собрания комсомольцев и советов рабочих. 2 ноября 1917 г. здесь было принято историческое решение о переходе власти в губернии в руки рабочих и солдатских депутатов.

Но скоро дом опять обрел своё первоначально значение: там проводились концерты и кинопоказы.

В 1937 г. два здания – 39 и 39а – были объединены и реконструированы для филармонии. Здесь выступали Шульженко, Вертинский, Рихтер, Шостакович. Филармонические концерты были так популярны, что потребовалось ещё большее концертное пространство, и в 1972 году филармония переехала на свое нынешнее место – в Нижегородский Кремль.

В 70-х годах была проведена капительная реконструкция этого дома и соседнего, где располагается Театр кукол. От старых зданий остались практически только стены.

В 1980 был открыт обновленный кинотеатр с новым названием «Орленок».

В 2007 «Орленок» стал третьим в России кинотеатром – членом европейской сети кинотеатров «Europa cinemas». На сегодняшний день кинотеатр специализируется на показе фильмов для детей и молодежи, в том числе по системе образовательных и воспитательных абонементов, а также фильмов направления «арт-хаус» в рамках проекта «Настоящее кино».


Б.Покровская, 39 - Театр Кукол

Первым владельцем дома был Алексей Иванович Узатис – руководитель строительства и первый директор Сормовского завода, майор корпуса горных инженеров. После него домом владел Иван Михайлович Рукавишников – гласный Городской думы, почетный мировой судья, действительный член Нижегородского общества поощрения высшего образования и Общества любителей художеств, известный благотворитель, старший сын «железного старика» Михаила Григорьевича Рукавишникова.

В годы Гражданской войны это здание носило название «Советский клуб и «Клуб Моряков», и служило местом партийных собраний, съездов, конференций.

В 1937 г. два здания – 39 и 39а – были объединены и реконструированы для филармонии.

В конце 70-х годов сюда переезжает Театр Кукол. Появляется известный всем нижегородцам фасад, напоминающий открытую сцену с фигурами шарманщика, петрушечника и их помощников, выполненных их меди.

В 1997 году театр получил звание «Академический». Только два театра кукол имеют это звание – Центральный театр кукол им. С.В.Образцова и наш Нижегородский.

Нижегородский театр кукол стал участником и лауреатом Международных фестивалей в Венгрии, Франции, Испании, Бельгии, гастролировал в Германии и США. Куклы, созданные в мастерских театра, получили Диплом и Большую серебряную медаль на Всемирной выставке в Брюсселе, получили награды в Нью-Йорке, в Чехословакии, во Франции, а многие из них были приобретены Центральным музеем им. Бахрушина города Москвы.

Справка

Нижегородский кукольный театр - история


27 января 1929 года в ДК им. Свердлова открылся «Театр Петрушки» - Нижегородский театр кукол. Посещаемость была невелика, заработки сотрудников ничтожным. Состав труппы постоянно менялся, оставались бессменными лишь супруги Явроские - Георгий Апполинарьевич (директор) и Татьяна Ивановна (худрук, единственная в коллективе профессиональная актриса), а также Нина Аркадьевна Соколоверова, которая поступила в театр почти с первых дней его существования. Г.А. Яворскому принадлежит заслуга создания первого в стране кукольного отделения в Горьковском театральном училище, которое начало подготовку профессиональных актёров-кукловодов.

Неоднократно театр переезжал на разные сценические площадки. Только 1931 год можно считать признанием театра, он стал государственным и получил некоторую материальную базу.

Во время Великой Отечественной войны артисты организовывали артбригады и выступали перед ранеными бойцами в госпиталях.

Только в 1954 г. театр получил свое первое здание, а в 1979 г. переехал в новое, где находится и по сей день.


Б.Покровская, 43 - «Художественные Промыслы»

В доме, построенном в 1975 в стиле советского минимализма, расположен магазин «Художественные промыслы». Здесь продаются изделия народных промыслов Нижегородской области, а всего их около 200.

На 4 этаже здания расположен Музей художественных промыслов. Здесь представлено около 4 тысяч произведений декоративно-прикладного творчества мастеров Нижегородского края. Интерьеры музея позволяют посетителям ощутить атмосферу крестьянского жилища, купеческого дома, сельского храма. В музее представлены основные виды художественных промыслов: резьба по дереву, городецкая, хохломская, семеновская, полохов-майданская росписи, золотное шитье, изделия из металла, резьба по кости, — всё, чем славится нижегородская земля. Также в музее вы увидите национальные костюмы разных народов губернии и подлинные предметы народного быта: прялки, ткацкие станки, серпы, подковы, ступы.

На 3 этаже расположился Музей старинной техники и инструментов. Основатель и бессменный директор Технического музея Вячеслав Хуртин был награжден бронзовой медалью "Благотворитель земли Нижегородской". Уникальный музей, выросший из частной коллекции основателя, с 2016 приобрёл статус государственного культурного учреждения и вошел в состав НГИАМЗ. Здесь можно также посетить старинный кинозал и увидеть фильмы Чарли Чаплина на оригинальной 16-мм пленке.


Б.Покровская, 38 – Дом Каменевой («дом с грифонами»)

Дом Каменевой – одно из старинных зданий в стиле модерн на Большой Покровской улице. Автор проекта не установлен. Привлекают внимание скульптуры грифонов на фасаде.

В 1918 году здание было национализировано. С 1920 года здесь размещались «Автопромторг», затем строительная компания. В настоящее время в здании расположена детская стоматологическая поликлиника.


Городская скульптура «Швейцар» (у Областной стоматологии, Б.Покровская, 38)

Скульптура изображает колоритного мужчину с пышной шевелюрой и солидной бородой в сюртуке XIX века. В легком поклоне он приглашает нас зайти в близлежащее здание (ранее скульптура была установлена перед входом в ресторан).

Швейцар, придверник или портье — человек, чьей основной обязанностью является встреча посетителей у входной двери в какое-либо заведение.

Слово заимствовано в русский язык в XVIII веке из немецкого, вероятно, через польский язык. нем. Schweizer (польск. szwajcar) первоначально имело значение «житель Швейцарии». Происхождение слова связано со швейцарскими гвардейцами, выполнявших роль элитных охранных подразделений, в частности, у Папы Римского (существующая до сих пор Швейцарская гвардия Ватикана) и французского короля, при защите которого от восставших парижан они заслужили безупречную репутацию (Восстание 10 августа 1792 года). Не все, впрочем, могли себе позволить охрану из настоящих швейцарцев, поэтому значение слова постепенно трансформировалось до сегодняшнего, а термин «швейцар» из наименования этнической принадлежности стал названием профессии. Для наименования жителя Швейцарии сегодня в русском языке используется слово «швейцарец».

Памятник Ленину и нижегородским марксистам


Владимир Ильич Ульянов-Ленин был в Нижнем Новгороде несколько раз. Будущий главный организатор вооруженного восстания, в результате которого в стране была свергнута царская власть и создано новое советское государство начал готовиться к государственному перевороту заранее.


Ему нужно было привлечь людей на свою сторону, собрать силы, внедрить свои идеи в умы людей. Поэтому уже в конце 19 века он ищет их, встречается с ними.

23 августа 1893 г. Ленин приезжает в Нижний Новгород и шесть часов общается с местными марксистами в гостинице у купца Никанорова. Именно на том месте, где стояла гостиница, в 1971 установлен памятник Ленину и нижегородским марксистам.


В мансарде гостиницы Никанорова тогда снимали комнаты два социалиста - Павел Скворцов и Михаил Григорьев. Вскоре туда придет ещё один представитель оппозиции – врач Сергей Мицкевич. Юноши рассказывали Ленину о революционной работе на заводах, рассуждали о допустимости террора как средства борьбы. Ленин доказывал, что террор можно использовать в борьбе. Впоследствии он воплотит эту мысль в реальность. Нижегородцы против террора. Позже Ленин называет нижегородских марксистов «слабыми провинциалами», но они нужны ему, поскольку марксистов тогда было крайне мало. И он использует их для установления связей с московскими марксистами.


Перед отъездом из Нижнего Новгорода соратники дали будущему вождю адрес студента-нижегородца Михаила Сильвина, который учился в Петербурге. Вскоре они познакомятся, и Сильвин представит Ульянову ещё нескольких молодых революционеров – Анатолия Ванеева, Зинаиду и Софью Невзоровых.

В 1894 Владимир Ленин дважды побывал в Нижнем Новгороде, снова встречался с единомышленниками. И ещё дважды Ленин приезжал в наш город в 1900. Тогда он останавливался у революционера Александра Пискунова и у матери сестёр Невзоровых.


На памятнике Ленину и нижегородским марксистам изображены сам Ленин, а также Скворцов, Григорьев, Мицкевич и сестры Невзоровы. Возможно, их встреча именно в таком составе, как на горельефе, когда-то и проходила в нашем городе, а, может быть, это лишь фантазия скульпторов, собирательный образ.

Малая Покровская, 9 - Дом бракосочетаний - особняк Иконникова

Этот красивый особняк построил в начале 1907 г. купец Александр Иконников. Автор проекта неизвестен. Особняк выполнен в стиле академической эклектики, с богатым лепным декором. В овальных окнах над главным входом прослеживаются признаки модерна. Из внутреннего убранства до наших дней в первоначальном виде сохранилась только парадная лестница.


Род Иконниковых известен с XVII века, они разбогатели благодаря производству тканей, у предков Александра была своя фабрика, на которой к концу XVIII века на 38 станках трудилось более 70 рабочих. Александр Иконников владел лавками, в которых продавались чай и железные изделия: замки, задвижки, ручки и другие необходимые в быту вещи.


У Александра Иконникова было два сына, для каждого из которых он выстроил дом. Этот особняк — для младшего сына Сергея, а дом на другой стороне улицы — для старшего сына. Но недолго прожили братья в своих новых домах: в 1917 году особняки были реквизированы.


После революции дом Иконникова стал частью комплекса зданий, принадлежащих ВЧК (впоследствии НКВД, КГБ). В 1932 году здесь поселился начальник Управления НКВД по Горьковской области Матвей Погребинский. В 1937 году, узнав о готовящемся аресте, Погребинский, находясь в своей квартире в доме Иконникова, застрелился.


В 1962 в доме был открыт первый в городе Дом бракосочетания, работающий по настоящее время.


В 1970 году, когда в особняке шел ремонт, рабочие вскрыли пол и под досками обнаружили железные щиты. Они прикрывали вход в подземный переход, по которому можно было попасть в соседнее здание. Трудно сказать, в какое время он был устроен – при строительстве дома или же в последствии, когда здесь располагалось НКВД.


В парадном зале сохранилась изразцовая печь с камином, в комнатах уцелела потолочная лепнина.

Справка


Начальник Управления НКВД по Горьковской области Матвей Самойлович Погребинский был личностью легендарной. В частности, именно он по заданию Сталина в 1928 году отправился в Италию к Максиму Горькому – уговаривать знаменитого писателя вернуться на родину. Письмо, адресованное Горькому, он спрятал в гипсе на ноге.


Но главным делом жизни Погребинского стала война с беспризорностью – в том время эта задача находилась в ведомстве ЧК. Погребинский становится профессиональным педагогом. В подмосковном Болшеве по поручению Дзержинского им была создана исправительно-трудовая коммуна, задачей которой стало перевоспитание беспризорников и малолетних преступников-рецидивистов. Болшевская коммуна стала образцово-показательной: туда возили иностранцев, сам Бернард Шоу был там и восхищался этим грандиозным социальным экспериментом.


Именно Погребинский стал прототипом героя Николая Баталова в фильме "Путёвка в жизнь". Даже внешнее сходство было соблюдено: герой фильма, как и Погребинский, всё время ходил в шапке-кубанке. Съёмки фильма проходили и в самом Болшеве. Можно утверждать, что в то время Матвей Погребинский был не менее известен, чем Антон Макаренко. Оба создали и возглавили детские исправительно-трудовые коммуны, оба написали об этом книги («Педагогическая поэма» Макаренко и «Фабрика людей» Погребинского).


По образу и подобию Болшевской коммуны была создана коммуна и в Нижегородской области в городе Сарове. Есть письмо, которое написано ребятами Саровской коммуны в адрес Матвея Погребинского, где ребята выражают свое уважение и доверие Погребинскому и хотят переименовать Саров в город Погребинск.


В 1937 году началась массовая чистка органов НКВД. Погребинский, не дожидаясь, когда придут за ним, застрелился в своём кабинете. Руководители и активисты Болшевской коммуны были репрессированы, а сама коммуна закрыта.


Б.Покровская, 59 – Дом Улыбышева

Архитектор - Николай Иванович Ужумедский-Грицевич, годы постройки 1853-1854.

В начале 50-х годов XIX века место при пересечении улиц Большой и Малой Покровских принадлежало учителю Нижегородской гимназии К.И. Садокову и его супруге Наталье – дочери музыкального критика А.Д. Улыбышева. В 1852 году они решили выстроить здесь 2-этажный каменный дом. Для оплаты работ Садоковы взяли под залог земли и заготовленного строительного материала ссуду. На исходе 1853 года дом был выстроен, но ни на его отделку, ни на выплату казне годовой части долга денег у Садоковых не оказалось. Им грозила долговая тюрьма. Долги зятя и обязательства выплат казне ссуды взял на себя отец Натальи, Александр Дмитриевич Улыбышев. С 3 ноября 1853 года он – полноправный владелец дома.

Здание является памятником архитектуры регионального значения.

Справка

Александр Дмитриевич Улыбышев (1794-1858) – публицист, музыкальный критик, драматург, общественный деятель – родился в родовом имении в селе Лукино (ныне Балахнинский район Нижегородской области). Род Улыбышевых – очень древний. Из поколения в поколение переходила семейная легенда о том, как Дмитрий Донской в благодарность за отвагу выдал за знатного воина дочь свою Улыбу. С той поры и пошла фамилия Улыбышевых. Разумеется, это только семейная легенда – христианского имени Улыба не существует, и нет никаких сведений о том, что одна из дочерей князя носила подобное прозвище.

Сын дипломата, Александр Улыбышев до 16-летнего возраста жил в Германии, где получил разностороннее образование, изучил в совершенстве французский и немецкий языки, учился игре на скрипке, теории музыки. С юности у него было два увлечения: музыка и литература. Он даже состоял в обществе «Зеленая лампа», в числе членов которого был и Александр Сергеевич Пушкин.

Улыбышев мог сделать прекрасную дипломатическую карьеру: после трагической гибели в Тегеране Грибоедова ему предлагалось место посланника в Персии. Но он отказался, так как увлечение музыкой все сильнее завладевало им. В 1830 он подал в отставку, вернулся в родовое селение Лукино, а потом переселился в Нижний Новгород.

В 1840-1850-х гг. Улыбышев жил в Нижнем Новгороде. Одаренная натура музыкального критика объединяла вокруг себя самых талантливых членов общества тех времен. В нижегородском доме Улыбышева бывали писатели В.И. Даль и Т.Г. Шевченко, П.Д. Боборыкин и П.И. Мельников (А.Печерский), литературный критик Н.А. Добролюбов, музыканты М.А. Балакирев и А.В. Серов, артисты М.С. Щепкин, В.В. Самойлов, А.Е. Мартынов и многие другие известные люди.

Можно сказать, что дом Улыбышева был центром культурной жизни города. Здесь устраивались концерты, ставились спектакли. По инициативе Улыбышева впервые в Нижнем Новгороде был создан любительский симфонический оркестр, исполнявший музыку Моцарта, Бетховена, Глинки. А.Д. Улыбышев поддержал первые творческие опыты молодого композитора Милия Балакирева, познакомил его со своей обширной музыкальной библиотекой, впоследствии оказывал ему содействие, в том числе материальную помощь.

При этом Александр Дмитриевич был одной из самых экстравагантных персон в Нижнем Новгороде. Он причудливо одевался, охотно обсуждал «запретные темы» - например, незаконное происхождение одной из своих дочерей, которая жила в доме и воспитывалась вместе с законной, позволял отклонять приглашения на губернаторские приемы, чуть ли не открыто критиковать начальство. Когда-то его аккуратные предобеденные прогулки по главной улице заменяли многим часы: если он вышел на Покровку, значит, половина второго. Неизменный законодатель нижегородского театра, он всегда сидел в первом ряду кресел. И свои суждения о пьесах, об игре актеров он произносил, не стесняясь, громко на весь театр, не только в антрактах, но и во время хода пьесы, покрикивая: «Браво, отлично, молодец!» или: «Скверно», а иногда даже просто «Экой болван!..». И театральная публика во всем следовала за Улыбышевым, чей авторитет был непререкаем.

Улыбышев активно выступал в качестве рецензента музыкальных и театральных столичных событий, причем публиковался не только на русском языке, но и в зарубежных изданиях, прежде всего французских и немецких. Будучи в Нижнем, он продолжит эту деятельность, регулярно освещая местные культурные события в «Северной пчеле». Венцом его деятельности как критика стала трехтомная «Новая биография Моцарта» (с кратким обзором общей истории музыки и с анализом главных произведений Моцарта), вышедшая в Москве на французском языке в 1841 году.

В своей «Новой биографии» Улыбышев взял за основу труд датчанина Г.Н. Ниссена, черпавшего сведения для своей «Биографии Моцарта» непосредственно из ближайшего круга композитора (Ниссен был женат на вдове композитора Констанце). Улыбышев переработал ее в фундаментальное исследование о Моцарте, ставшее первым в мировой литературе. Эта книга принесла ему европейскую известность, была переведена на другие языки, и только спустя полвека, в 1890–1892 вышла на русском языке в издательстве Юргенсона. Её переводчиками стали Модест Чайковский и Герман Ларош.

Незадолго до смерти Улыбышев еще раз возьмется за капитальный труд и создаст новую монографию «Бетховен, его критики и толкователи», появившуюся в Лейпциге и Париже в 1857 году и изданную на французском языке. Она представляла собой отклик на довольно популярную книгу Ленца «Бетховен и его три стиля» и фактически дискутировала с ее основными положениями.

После смерти Улыбышева его скрипки и нотное собрание перешли к его ученику Милию Алексеевичу Балакиреву. Библиотека и рукописи достались сестре Екатерине Дмитриевне. В 2016 году вышла книга Валерии Белоноговой «Забытая мелодия. Жизнь и труды Александра Улыбышева».


Б.Покровская, 56 - Дом связи

Решение о строительстве здания Дома связи на площади Первого мая (ныне площадь А. М. Горького) было принято в 1932 году. Первоначально проект был выполнен в стиле конструктивизм. Автор эскиза – московский архитектор М.И. Гинцбург (1905-1945).

Работы по возведению задерживались из-за обследования грунта в весенний период. Некоторые специалисты экспертного совета даже прямо отвергали саму возможность возведения на данном участке столь значительного по масштабам строения.

Дом связи все-таки начали строить, но затем обнаружились ошибки, допущенные при проектировании, строительство заморозили и вернулись к нему уже в 1935 году, когда стилистика в советской архитектуре начала меняться.

С недостроенным Домом связи надо было что-то решать, ведь здание было уже наполовину готово — примерно на 1,5 этажа. Проект отдали на доработку нашему земляку, архитектору Ермингельду Митрофановичу Мичурину (1860-1936). В Нижнем Новгороде он также построил стадион «Локомотив», угловой жилой дом № 19 на ул. Советской и Дом культуры им. Ленина (в соавторстве с ещё тремя архитекторами). Он сделал проект постконструктивистским.

В 1937 году строительство было завершено. К тому моменту зданий выше вокруг не было, поэтому Дом связи стал доминантой на площади и должен был восприниматься таковой со всех сторон.

Два главных фасада выходят на улицу Большую Покровскую и площадь Горького. Центральный вход расположен со стороны площади Горького. На Покровку обращено огромное, на три этажа панно с названием здания и барельефом с советской символикой. Согласно первоначальному конструктивистскому проекту, разумеется, никакого барельефа вообще не должно было быть. Автор барельефа — скульптор Николай Колоярский. На барельефе изображен герб СССР, рабочий со снарядом и колхозница со снопом, автомобиль и сельскохозяйственная машина, на заднем плане - заводские трубы, поля, мост. Над ними – три самолета, в том числе по центру композиции – огромный агитационный самолет «Максим Горький», потерпевший крушение в 1935 году во время демонстрационного полета (но оставшийся на барельефе).

Сейчас в Доме связи располагаются главный офис Макрорегионального филиала «Волга» ОАО «Ростелеком» и Отделение связи (главпочтамт) «Почты России».

Дом связи является объектом культурного наследия регионального значения.

Справка

Самолет «Максим Горький» (АНТ-20)

В октябре 1932 года в группе писателей и журналистов, возглавляемой М. Е. Кольцовым, в день 40-летнего юбилея литературной деятельности Максима Горького родилась идея построить агитсамолёт, назвав его в честь писателя «Максим Горький». Был создан Всесоюзный комитет по строительству самолёта, по всей стране начался сбор денег на постройку, давший в короткий срок около 6 млн рублей.

Бил спроектирован огромный самолет, настоящий «воздушный Титаник» с 8 двигателями (6 располагались на двух консолях крыла, 2 —над фюзеляжем). Пассажировместимость была заявлена 48 чел., но внутри с комфортом могли разместиться все 70. В крыльях располагались двухъярусные кровати для отдыха. В салоне были установлены просторные кресла, на полу лежали ковры, иллюминаторы были закрыты занавесками, а перед креслами установили столики с настольными лампами. Также имелась библиотека, багажное отделение, умывальники, туалеты и буфет с холодными и горячими закусками.

На борту находились разнообразные средства агитации, в том числе громкоговорящая радиоустановка «Голос с неба», радиопередатчики, киноустановка, фотолаборатория, типография, библиотека и др. Самолёт был оснащён пневматической почтой, позволяющей экипажу обмениваться записками между собой и журналистами, находящимися на борту.

4 июля 1933 года начата постройка. 17 июня лётчик-испытатель М. М. Громов выполнил первый полёт продолжительностью 35 минут.

Второй полёт состоялся через два дня над Красной площадью во время встречи челюскинцев. Следующий пролёт над Красной площадью был осуществлён на параде 1 мая 1935 года. На самолёте во время визита в СССР совершил полёт Антуан де Сент-Экзюпери.

Просуществовал самолёт чуть больше года. 18 мая 1935 года на центральном аэродроме столицы проходил демонстрационный полёт, после которого планировалась передача самолета в агитэскадрилью им. Горького. Лётчик Н. С. Журов передавал машину авиатору агитэскадрильи И. В. Михееву. Было разрешено прокатить на самолете членов семей строителей АНТ-20. В сопровождение «Максиму Горькому» выделили два самолёта: двухместный Р-5 под управлением лётчика Рыбушкина (оттуда осуществлялась видеосъемка) и истребитель И-5 под управлением испытателя Н. П. Благина (И-5 должен был во время съёмок летать рядом с АНТ-20, чтобы зрители могли увидеть разницу в размерах).

Взлетев, «Максим Горький» сделал широкий круг над аэродромом. Но неожиданно пилот Благин на своем истребителе начал выполнять фигуры высшего пилотажа в непосредственной близости от АНТ-20. Благин бросил свой истребитель в короткое пике за хвостом «Максима Горького», пронёсся под его фюзеляжем и, оказавшись впереди, круто рванул ручку управления на себя, намереваясь описать вокруг гиганта мёртвую петлю. В верхней точке самолёт завис и, потеряв скорость, рухнул вниз на медленно проплывающий под ним АНТ-20.

Истребитель Благина врезался в средний мотор, выбил его ударом. Тот отвалился и упал вниз, а машина Благина застряла в образовавшемся рваном отверстии крыла. Воздушный гигант этот страшный таран выдержал. Не исключено, что летчики посадили бы его, если бы у И-5 не оторвалась хвостовая часть, которая нанесла второй, уже смертельный удар по «Максиму Горькому». Гигант перевернулся и начал разваливаться в небе. Через несколько секунд прогремел страшный взрыв, и самолёт рухнул вниз.

Погибло 49 человек, в том числе Благин, 11 членов экипажа «Максима Горького» и 37 пассажиров — сотрудники ЦАГИ и их родственники, в том числе 6 детей. Киносъёмка катастрофы исчезла (возможно, находится в засекреченных материалах дела).

Официальная советская пресса возложила всю вину на Н. П. Благина, нарушившего дисциплину и самовольно совершившего фигуру высшего пилотажа. Но есть версия, что Благину приказали совершить заведомо недопустимые фигуры высшего пилотажа. Следствие, проведённое сотрудниками НКВД, выяснило, что за 1—1,5 часа до полёта с лётчиками встретились работники кинофабрики военно-учебных фильмов В. Г. Ряжский и А. А. Пуллин, которые настояли на изменении сценария полёта. Эту версию косвенно подтверждает тот факт, что после трагедии Ряжский и Пуллин были осуждены, а семья Благина, напротив, стала объектом повышенной заботы со стороны партии.

Площадь Горького, памятник Горькому


Мы находимся на одной из центральных площадей города. Свое название она меняла, пожалуй, чаще других – Сенная, Новобазарная, Новая, Арестантская, Середная (Средная), 1 Мая – и, наконец, площадь Горького.


Формироваться она начала в конце 18 столетия.

В то время это была самая граница города, местность была изрезана оврагами, большую ее часть занимали Покровские пруды. Здесь, на окраине города, стали строить ткацко-прядильные и канатные заводики предприимчивые купцы, не желавшие платить государственные подати и вынужденные перебраться за городскую черту.


Первыми зданиями на Новой площади были тюремный острог (ныне Высшая школа милиции), арестантская школа и детский приют для мальчиков, открытый графиней О. Кутасовой.


Описание площади той поры мы можем найти у Максима Горького: «И вот я, гордый поручением, возложенным на меня, торчу в окне, осматривая улицу; широкая, она покрыта густым слоем пыли, сквозь пыль высовывается опухолями Новой – Средной площади: прибывали торговцы со всей губернии».


Долгое время площадь оставалась в городе второстепенной, окраинной. Даже конкретного названия у нее еще не было, и называли ее по-разному: Сенной, Новой, Новобазарной (с тех пор, как здесь стал проводиться базар), Арестантской (в честь находящейся здесь арестантской школы), Средной (по дню торгов – среде) или Полевой (так как через эту площадь проходила Полевая улица (ул. Горького).


Оживил площадь базар. Всего в городе их было три, и каждый работал в определенный день. Наиболее многочисленной была базарная «среда», когда торги проходили на Новой площади. Этот базар был назван Средным. Позже его перенесли в район улицы Белинского, где он существует и по сей день в новом здании, сохранив историческое название «Средной рынок».


При советской власти площадь получила официальное имя - площадь 1 Мая. Здесь строятся Дом связи и Авиационный техникум (сейчас - офисное здание на улице Костина, 2). Именно на площади 1 мая остановили выбор, когда решался вопрос о месте установки памятника Горькому.

В 1939 году был объявлен Всесоюзный конкурс на проект памятника Максиму Горькому, победителем которого стал проект Веры Игнатьевны Мухиной. Его реализации помешала начавшаяся в 1941 году Великая Отечественная война, и закончить работу над памятником удалось лишь после ее окончания, когда в Ленинграде была отлита семиметровая бронзовая скульптура писателя.

2 ноября 1952 года памятник установили на его нынешнем месте, а площадь была в очередной раз переименована – в площадь Максима Горького.


Для Веры Мухиной работа над памятником была очень личным делом. Она многим была обязана Горькому. В 1930 году ее муж – известный московский врач Алексей Андреевич Замков по ложному обвинению был арестован и по приговору суда отправлен в административную ссылку в Воронеж. Мухина вместе с десятилетним сыном поехала за ним. Только после активного вмешательства Горького в их судьбу, через четыре года главе семейства было разрешено вернуться в столицу.


На открытии памятника собрались толпы народа, приехала из Москвы вдова писателя Екатерина Павловна Пешкова. Авторская копия этой статуи позднее была установлена в Москве, возле Института мировой литературы.

Вера Мухина не смогла приехать на открытие из-за болезни, но в архиве Гостелерадиокомпании "Нижний Новгород" сохранилось уникальное интервью с ней: "Окружите любовью площадь, на которой он стоит. Создайте здесь сад, полный берез и кленов, чтобы в жаркий летний день вы сами могли бы отдохнуть под тенью вашего земляка и гражданина".


И действительно, площадь также подверглась реконструкции, на ней был организован сквер, в котором высадили множество красивых растений, в том числе и экзотических. Здесь растут сибирские лиственницы-долгожители (живущие в природе до 1500 лет), липы, орех маньчжурский, конский каштан, даже пробковое дерево — сквер насчитывает около 250 деревьев и 5000 кустарников редких пород. Растения были в разное время привезены из самых дальних уголков бывшего СССР.


В 2012 году, после долгих строительных работ, занявших 4 года, здесь была открыта станция метро «Горьковская» - единственная в Нагорной части города. После того, как линия метро связала Нагорную и Заречную части, его пассажиропоток вырос на 75%.

Просмотров: 6
СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Адрес офиса:

Н.Новгород, ул. Б. Печерская,​​ 31/9, оф. 2105

Адрес учебной аудитории:

Н.Новгород, УРИО, ул. Сергиевская,​​ 10/42, каб. 305

Телефон: +7 (987) 55-33-33-4

kultprosvet.nn@gmail.com

  • Black Vkontakte Icon
  • Black Facebook Icon